ACADEMY.SU

Протодиакон Андрей Кураев. Лекция «Грехопадение»


Никакого Адама и Евы в Эдемском саду не было. Там был человек и его жена. Имена они получили уже после изгнания. В еврейском оригинале Библии нет Адама, есть «га Адам» - этот определенный артикль обозначает «человек»; и есть некая жена, она еще не «Ева». И это очень важно с богословской точки зрения: перед нами некие события, происходящие с человеком как таковым, а не с отдельными представителями рода человеческого.

Для нас эта история важна потому, что, если говорить на языке философии, то в Адаме было единство эссенции и экзистенции: эссенция – сущность, экзистенция – существование.

Представьте себе, что я держу в руках оригинал-макет книги: если я здесь что-то капну на страничку, то потом эта капля будет поставлена во всех десяти тысячах экземпляров. То, что делается в мастер-копии, хорошее или плохое, потом воспроизводится в тираже. Поэтому если Адам, первочеловек, в силу своей единственности – в нём есть единство сущности и существования, – что-либо делает или не делает, то он царапает саму сущность человека или, напротив, возвышает её. И мы, осколочки Адама, его наследники, эти успехи или неудачи наследуем.

В этом есть как плюсы, так и минусы. Блаженный Августин считает – это, конечно, с точки зрения филологии, хулиганство, но хорошее, - что слово «Адам» является аббревиатурой. Перед нами латинский писатель, который еврейское имя толкует как греческую аббревиатуру: «север» - это arctus, и demesis – юг, anatole – восток, mеssembrie – запад (названия набраны на слух – прим. наборщика текста). Из первых греческих названий сторон света получается слово «Адам». Августин хочет этим сказать, что Адам – это всечеловек, он пал – и разбился на кусочки, как зеркало троллей в «Снежной королеве», только там это злое изделие, а здесь – доброе.

А что хорошего в том, что он разбился? С той поры гадость моя не становится вашей, я не ваша мастер-копия, мои грехи остаются только моими грехами и не наследуются всем человечеством. Но и ваш подвиг ко мне не имеет никакого отношения, заслуги одного человека на счет другого не переписываются. Поэтому для восстановления человечества нужен был новый Адам, новый человек с единством сущности и существования, чтобы вся человечность была бы в нём. И им уже становится, соответственно, Иисус.

Но – в этом отличие зла от добра: злая мутация может навязывать себя силой, а добрая не может. Поэтому зло, совершившееся в Адаме, реагирует на всех нас без нашего спроса, а добро, сотворенное Христом, не может навязываться нам без нашего согласия. Вот такая симметрия добра и зла.

- А добро Адама могло сказаться на последующих поколениях?

- Если бы не было грехопадения, а дети бы у Адама были, да, может мыть.

Итак, во-первых, заповедь не одна, а их четыре, во-вторых, при рассказе библейской истории надо быть осторожней с употреблением имен «Адам» и «Ева». Я сам буду об этом по ходу речи иногда забывать, но я вас предупредил: не верьте всему тому, что я буду говорить, потому что время от времени речевая инерция будет брать надо мной верх.

В-третьих: пресловутый грех первых людей не имеет никакого отношения к области секса. Это подростковые выдумки. Четвертый миф о грехопадении: яблоня тут не причем, это игра слов средневековых книжников: malen – яблоко, malum – зло. Из-за созвучия этих латинских слов тогдашние живописцы, иллюстрируя Библию, стали рисовать яблочко. Никакого библейского, богословского основания у этого нет.

Правда, однажды в стенах Московской духовной академии на эту тему произошел интереснейший богословский диспут. Преподавателем был будущий митрополит Волоколамский Питирим, ныне уже отошедший в иной мир, это было в начале пятидесятых годов, еще в сталинские годы. И вот он пробует расширить аудиторию семинаристов: «Как вы думаете, ребята, что это было за древо познания Добра и Зла?». И тут один украинский хлопчик говорит:

- Батюшка, це яблоко было.

- Подожди, а с чего ты взял, что это яблоко было? В Библии об этом ничего не сказано

- Да точно яблоко!

- С чего ты взял?

- Да мне бабушка сказала!

- Ну, твоя бабушка – всё-таки не святой отец, может быть, она могла ошибиться.

- Да не, батюшка, точно права бабушка, яблоко было.

- Да с чего ты это взял?

- Батюшка, да вы возьмите яблочко и разрежьте его поперек, и вот там сатанинская пятиконечная звезда будет.

И это сталинские годы. Питирим говорит: «Я похолодел».

Так вот, в православной традиции это единственный аргумент в пользу яблочка. У святых отцов чаще встречается сравнение со смоковницей, взятой из Евангелия, но и это всё тоже не более чем факультативные домыслы, Древо познания не обязательно должно иметь какие-то соответствия в нашем ботаническом саду.

Что еще: в Синаксаре Сырной недели, то есть в постной Триоди, говорится, что это была заповедь поста. Очень важно понять, что такое пост. Пост – это не воздержание от греха, это воздержание от хорошего ради лучшего, и не на всегда, а на время. От блуда или от ненависти нельзя поститься, потому что от этого надо воздерживаться всегда. Пост – это когда мы откладываем нечто хорошее, то, что сейчас неактуально.

Очень важны здесь следующие тезисы: во-первых, заповедь дана на время. Это слова Григория Богослова. Эта заповедь «Не вкушай плода от сего дерева»- не вечная установка.

Приведем такую аналогию: скажите, вы когда-нибудь паломничали, например, в Святую Землю, Грецию? Я вот никогда не паломничал, потому мне интересны ваши рассказы. Расскажите, что дает вам право называть себя великим гордым именем паломника. Я – религиозный турист, который слетал в Иерусалим, сплавал на Афон. Я считаю, паломничеством это назвать нельзя. То есть когда я бронирую гостиницу, заказываю европейский континентальный завтрак, меня лайнер за три часа переносит куда-то – какое же это паломничество? Вот когда пешочком, то да. На пути от Шереметьево до Тель-Авива за эти три часа полета я, боюсь, совсем не изменился. В Паломничестве, как и в посте, смысл в том, чтобы из пункта А в пункт Б пришел изменившийся человек.

Вот в этом смысле первым людям дается заповедь поста: чтобы они стали иными, чтобы они могли что-то нажить, а не только от Бога дары получить. Вот родители подарили мне жизнь – но я-то тут ни при чем? Дальше я должен сам что-то с полученными талантами сделать. Не всё сразу, надо сделать и свой вклад.

Отсюда важный вывод: в Древе познания Добра и Зла не было никакого зла, потому что Бог зла не творит, к тому же, в Эдемском саду не место для зла. Древо было благим. Но! Зло – это не вовремя и некстати реализованное желание добра. Скажем, чаша с Причастием – святыня, добро, благо. О чем мы молимся перед ней? «Да не в суд или во осуждение мне будет причащение Святых Твоих Даров». Оказывается, даже прикосновение к величайшей спасающей святыне может обернуться погибелью, если не было попытки изменить себя, пусть и почти безнадежной. То же самое можно сказать про первых людей.

Заповедь дана на время, и она охраняла не пространство зла, а величайшую святыню. Я напомню слова совсем не библейского человека, Зигмунда Фрейда: «Культура – это система табу». Не всё то, что можно – можно. Ограничивая себя, человек растет. И первым людям была предоставлена такая возможность: «Ты – царь, но не бог, есть что-то такое, к чему прикасаться пока не нужно».

В Византийской Империи был потрясающий обычай: во время коронации, в минуту триумфа, когда император входит во власть, специальный человек вручал ему мешочек с мусором как напоминание о том, что ты – прах, и в гноище превратишься. Поэтому не верь льстецам, которые сейчас поют тебе оды. А в Римской империи еще раньше этот человек специально стоял за спиной триумфатора и говорил: «Не верь, не верь, не верь». Вот если бы сегодня епископы таких служащих завели себе, которые на всех банкетах говорили бы: «Не верь, владыка, брешут», митру у тебя выпрашивают. Эта заповедь означает то же самое: «Не впадай в эйфорию, не всё здесь твоё, ты служить должен, а не просто владеть».

Следующий вопрос: знал ли Адам до грехопадения, что такое добро, что такое зло? Ответ положительный. Об этом очень гневно пишет Иоанн Златоуст: «Если ответить иначе, то грех станет учителем мудрости, да не будет этого». В библейском языке слово «познать» имеет два смысла. Когда мы читаем, что Адам познал свою жену Еву, или Авраам познал свою жену Сару, то это не означает, что они прочитали книжки по женской медицине и физиологии, это реальное сопричастие. «Познать» в смысле теоретическом – это одно, «познать» в смысле приобщиться – это другое. У Адама еще не было опыта полноты причастия к Богу. Частичное, несомненно, было, ощущение благодати было, богосозерцания. Теоретические представления о добре и зле были, но еще не было соучастия в добрых делах.

Уже при создании жены первому человеку сказано: «Нехорошо человеку быть одному» - это формула зла. Фундамент любого зла – это разъединенность людей. Обратите внимание, как удивительно это зло нарастает в библейском рассказе. Жена первая в этом соучаствует и затем возвращается к мужу. У преподобного Ефрема Сирина есть интереснейшее объяснение вопроса «почему жена предлагает мужу соучастие в этом?»: она ощутила себя богиней. Такое бывает, когда человек, совершив грех и зная это, испытывает ощущение минутной эйфории – секунда свободного падения. Она, ощутив себя богиней, идет похвастаться перед мужем: «Ты – еще лысая обезьяна, а я уже богиня!». Тогда библейский рассказ становится логичным.

Напомню, в чем логика: когда жена создается, какая формула звучит? Адам говорит: «Отныне человек оставит отца и матерь свою, и прилепится к жене». В Новом завете Христос говорит, что это Бог сказал, то есть это пророческие слова Адама. Переведите эти слова на социологию, этнографию, антропологию. Какая модель семьи перед нами? Совершенно верно, первая библейская модель семьи – матриархат.

Перелистываем страницу Библии и читаем дальше. Жене сказано: «Отныне к мужу будет влечение твоё, и он будет господствовать над тобой» - это уже модель патриархата. И толкование Ефрема Сирина помогает понять, как был совершен переход от одной модели к другой. Патриархат оказывается неким наказанием для женщины, попыткой исцелить ту похоть власти, которая проснулась именно в жене.

Раввинистическое толкование хоть для нас и не авторитетно, тем не менее, очень интересно. В раввинистической литературе сюжет ровно обратный, там полагают, что Ева, вкусив запретный плод, поняла, что она умирает, и эта мысль была для неё невыносима: «Как же так? Я умру, а мой муж останется жив? И Бог ему даст новую жену, и он будет счастлив с ней? Да не будет этого! На, скушай, миленький». Здесь очень глубокое знание женской психологии, это я готов признать. Напомню, что в талмудической литературе Ева – это вторая жена Адама, первая была Лили. Тогда понятна логика Евы: раз она вторая, то может быть и третья, а этого допустить нельзя.

Первый раскол произошел между людьми. Приговор еще не прозвучал, но яд греха уже действует. Второй раскол произошел после того, когда они «оба увидели, что они наги, и устыдились». Перед нами сознательная игра слов – как ни странно, в Библии есть место для остроумия. Перед нами «насмешка горькая обманутого сына над промотавшимся отцом». В еврейском письме пишутся только согласные буквы. Так вот «мудрец» по-еврейски арум, «голыш» - орум, оба слова пишутся одинаково. Для еврейского читателя здесь есть повод улыбнуться.

«Они увидели, что они наги, и устыдились» – когда человек стыдится? Когда он видит взгляд чужого как чужого. Родного человека не стыдятся, а взгляд со стороны… То есть люди уже друг во друге видят чужаков. Есть совершенно удивительная история в древней монашеской книге «Духовный луг». Это рассказ об одном плохом монахе, который жил у себя в скиту и иногда приходил в деревню брать хлеб, муку у одной женщины. И однажды он к ней заходит, а она дома одна, муж куда-то в город ушел. Тут же в нем срабатывает мужской рефлекс, и он начинает к женщине приставать. Женщина оказалась благочестивей, чем монах, она упирается, отказывается: то у неё месячные, то голова болит, то еще что - взрослые люди знают эти отговорки. Монах настаивает, но он все-таки не Чикатило, он с ножом к горлу не пристает, прямого насилия нет. Идет долгий разговор, и тут они видят в окне возвращающегося мужа, после чего все приставания сразу прекращаются. Я весь рассказ привел ради удивительной последней фразы этой женщины: «А вот если бы я поддалась твоим уговорам, мы бы уже сидели порознь, согрешив».

То есть совместный грех на самом деле не соединяет, а раздвигает людей. Люди, которые знают, что они совершили зло друг с другом, становятся чужими. Об этом уж сколько и писано, и говорено, и в светской литературе, и не только. Не смотря на все эти уголовные «мы одной кровью помазаны, мы теперь до гроба вместе», люди при первом удобном случае сдают друг друга и так далее.

Третий раскол произошел тогда, когда, как сказано в Библии, «Адам услышал голос Бога, ходящего в прохладе дня по Райскому саду». В разуме Адама происходит что-то не то, двойная диагностика. Во-первых, какая прохлада дня? Это в нашем северном климате это можно не заметить, но на ближнем Востоке понятия «полдень» и «прохлада дня» несовместимы. Как говорят итальянцы: «В полдень на улицах можно встретить только собак и англичан». А Адаму ту еще и Бог мерещится... Но главное в том, что для Адама Бог – это кто-то там вдали. Доселе он голос Бога в сердце своем слышит, теперь этот Бог, который еще ничего не сказал, а только идёт вдали – источник страха. И Адам забирается под кусты – это тоже повод для улыбки: о, Адам, змей тебе великую мудрость нашептал, что от всевидящего Бога можно под кустами спрятаться! Это великая оккультная тайна, только посвященные в тридцать третьей степени могут до такого додуматься!

То есть у Адама что-то происходит с совестью, когда затем начинается череда взаимных обвинений: «Жена, которую ты мне дал, она мне дала, и я ел» и так далее. Первый стукач в истории – это Адам. Сразу перевел стрелки: «Ты, Господи, виноват, жену мне дал – я что, просил, что ли, у тебя? И, во-вторых, она вот это… Понаехали тут в наш Эдемский сад!»

Формула зла «нехорошо человеку быть одному» очень точна, и она звучит еще до грехопадения. А что такое «хорошо»? В православном понимании это не теория, это качество бытия. И бытие, в которое был погружен Адам, было крайне добротно: «И увидел Бог, что всё, что он создал, хорошо весьма». Опыт природного соучастия в добре у Адама был, а вот опыта сознательного участия во зле не было. И в этом смысле Адам согрешил.

Не думаю, что сейчас есть время рассказывать библейскую историю, вкратце скажу так: грех Адама – это грех магии, это попытка приобщиться к величайшему таинству вселенной, к Древу познания Добра и Зла, просто так, за завтраком. Надо пояснить: то, что я сейчас буду рассказывать – толкование Ефрема Сирина. Конечно, есть немало вопросов, что то, что в русской литературе известно под именем Ефрема Сирина, к реальному святому отцу никакого отношения не имеет. Во многом мне придется согласиться, я не специалист, не могу сравнить сирийский оригинал и греческие и русские переводы, но церковь приняла это как суждение духополезное.

Своими словами перескажу концепцию Ефрема Сирина, чтобы меньше времени тратить. Помните: «Кроха-сын к отцу пришел, и спросила кроха: «Что такое хорошо, а что такое плохо?». Для крохи это хороший вопрос, а для взрослого человека – нет, взрослый человек должен разбираться в оттенках: это хорошо, а это лучше. Добро добра добрее – это называется аксиология, наука о ценностях. А жизнь учит разбираться в оттенках говна: иногда нужно взять на душу один грех, чтобы не допустить греха еще более мерзкого. Это бывает очень нередко. Типичнейший пример: православная культура крайне терпима к греху лести. Я не думаю, что кто-нибудь вас на исповеди спрашивал: «А не льстил ли ты начальнику?». С этим у нас более чем терпимо. И в мире церкви есть святыньки, а есть святыни. Просфорка – это святынька, а чаша с причастием – святая святых. Одно дело – красный уголок у меня в спальне, другое дело – алтарь в храме. «Звезда от звезды разнится в славе» - слово апостола Павла.

Мир вокруг Адама сравним с церковью. В церкви есть притвор, есть трапеза, есть алтарь. В древности литургия совершалась в динамике, то есть царские врата – это не врата иконостаса, а вход в храм. Люди входили в притвор (это образ Ветхого завета), там пели псалмы и антифоны: «Благослови, душе моя, Господа». Там, на пороге между храмом и трапезой, стоял аналойчик, на котором лежало Евангелие. Дальше это Евангелие брал священник и совершал то, что мы сегодня называем «малый вход», вход из притвора в центральную часть храма с пением новозаветных заповедей блаженств. Дальше – великий вход в алтарь, куда уже, оставляя верных в трапезе, священник переносит Святые Дары.

Ветхий завет – это прошлое, Новый завет – настоящее, алтарь – образ будущего, Царствия небесного, куда мы вносим наш обычный хлеб, с полей принесенный. У нас всё перевернулось, ведь просфора – это должно быть не то, что я уношу из храма. Я, крестьянин, вырастил хлеб, его и вино я принес в храм, вручил дьякону, священнику, он дальше несет его в алтарь, чтобы там это все пронизано энергетикой вечности и вернулось ко мне в мою современность. Если я обычный хлеб ем для того, чтобы он стал частью моего тела, то хлеб литургии – чтобы самому стать тем, что я ем, самому стать частицей Христа. В этом смысл причастия.

Это важно помнить, потому что во времена святых отцов такой они видели службу и такой её совершали. Отсюда образ происходящего в книге бытия: мир вокруг Эдема свят – это притвор, Эдем – это святая трапеза (Ефрем Сирин пишет, что весь рай был подобен трапезе), а Древо познания Добра и Зла – это алтарь. И у него словно два столпа царских врат. Адам должен прикоснуться и к одному, и к другому, и обрести бессмертие. Но в алтарь имеет право войти только священник, то есть жрец, тот, кто приносит жертву. Нельзя туда войти с пустыми руками и претензией потребителя: «Сделайте мне духовно, выпишите мне благо» и т.д. Поэтому дается заповедь поста: «Адам, научись свое сердце, свою свободу приносить в жертву Творцу».

А вместо этого – варварский набег на алтарь. Мы прибежим и своруем то, что нам хочется. Грех первых людей – это грех профанации. Я уже говорил, что культура – это система табу. По Фрейду – заметьте, не по богословию, а по Фрейду! - важнейшим табу является различение мира на «профанное» и сакральное. И именно эту границу нарушают первые люди. «О, если бы задумала Ева, кто перед нею: тварь или Творец!» - это слова Ефрема Сирина о Древе познания.

Как мы причащаемся Христу под двумя видами – телом и кровью хлеба и вина, – точно так же Творец предстоял перед первыми людьми под двумя видами двух дерев, к которым надо было подойти (они ради людей созданы), сначала изменив себя. Вместо этого предлагается путь магии: скушай – и всё будет хорошо.

Что происходит в сознании Жены, когда она еще не прикоснулась к древу, но уже согласилась с предложением змея: «И тут открылись у жены глаза, и увидела она, что древо прекрасно на вид, плоды его приятны на вкус, и оно вожделенно, ибо дает знание». Обратите внимание на порядок – это же глаза Эллочки-людоедки: «неплохой прикид, вкусненько», ах, да, там, кажется еще и знание. То есть вы подходите к причастию и говорите: «Ой, батюшка, а фелонька у вас афонская, с Греции притащили, когда в отпуске были? О, а кагорчик хороший, южнобережный, Массандра, да? Ой, да это же еще и кровь Христова для отпущения моих грехов, да-да». Представляете себе качество такого причастия? С первой женой происходит то же самое, неглавное она воспринимает как самое главное: внешний вид, вкусовые ощущения, а потом уже онтологическая сущность. То есть опять это умственное повреждение совершилось до прикосновения устами или руками, потому что грех уже есть.

- Как грех уже мог появиться в голове?

- Вообще-то первый грех еще раньше произошел, когда она вступила в научный коллоквиум со змеем. Православные аскетики говорят, что когда ты четко видишь злой помысел, объяви ему войну, прогневайся на него, гони, а не вступай с ним в разговор: «В общем-то, да, с одной стороны, грех, но с другой стороны, тварь я дрожащая ил право имею», и начинается…

- Еще такой вопрос. В тексте Евангелия мы встречаем: «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; (точка с запятой!) и дала также мужу своему, и он ел». То есть когда Ева уже согешил, (неразборчиво)…

- Мы не знаем, где вообще был Адам в это время. У святых отцов я ничего не встречал по этому поводу, в Библии тоже нет. В одном русском апокрифе есть идея, что муж в это время был на экскурсии: он оставил жену одну на хозяйстве, а сам пошел осматривать Эдемский мир, и этим одиночеством скучающей домохозяйки воспользовался коммивояжер по имени змей. Второй вариант – иудейский, раввинистический: Адам спал дома; а Ева пошла в мир. Почему Адам спал? Дальше по сюжету, во фразе из следующей главы сказано: «И Адам познал жену Еву». Но дело в том, что в еврейском языке, как и в греческом, есть такая фенечка, которой нет в русском языке, называется «плюсквамперфект». То есть это действие в прошедшем времени, которое произошло раньше, чем об этом говорилось. На этом основании раввины полагают, что супружеское соитие Адама и Евы произошло еще в Эдемском саду, до грехопадения. Поэтому они говорят так, как всегда говорят в супружеском общении: мужчины – отдающая сторона, женщины – принимающая. Мужик попыхтел и отвалился к стенке спать, что Адам, собственно, и сделал. А Ева, наоборот, почувствовала в себе какое-то чудо, нечто пришедшее к ней, новую жизнь, зарождающуюся в ней. И поэтому она пошла в святая святых, к Древу познания, чтобы понять, что с ней происходит.

- Вопрос немного в другом. Адам, который имел право давать имена животным и предметам, мог видеть сущность вещей. Но почему, увидев, что произошло с женой, он все-таки принял плод?

- Интересный вопрос. Я не буду выдумывать сейчас ответ. Очень правильная у вас логика, но такой логики у святых отцов не встречал, а от себя выдумывать не хочется.

Матриархат потому что, послушание у владыки.

- Можно прийти к выводу, что, наверно, Адам любил жену свою больше, чем Бога.

- О, это Мильтон «Потерянный рай», это европейская романтика, к богословию не имеет отношения.

Продолжу фантазировать, развивать подсказку отца Дмитрия. Есть потрясающий американский фильм «Спросите наших детей» (в другом варианте перевода – «моих»). Этот художественный фильм основан на реальных событиях: начало восьмидесятых, рождается монстр под названием «ювенальная юстиция». Семейную пару обвиняют в сексуальных домогательствах к их собственным детишкам. Детишки мелкие: четыре годика, семь лет. Годами длится разбирательство, заканчивается оно очень плохо. Но в финале эти мальчики, уже два взрослых человека, встречаются; у них была тяжелая жизнь – знаете, в Америке нет детских домов, детей передают другим семьям – они были в разных семьях, нигде не уживались, судьбы и характеры искалечены. И они выясняют, почему на суде главные обвинения были получены от них. Младший спрашивает у старшего: «Ну, зачем ты эту ложь, эти гадости в суде подписывал?» - «Мне прокурор сказал, что если я хочу поскорее увидеть маму, я должен это подписать, а иначе я её не увижу. А ты-то почему подтверждал?» - «Ну, мне же показали бумажку, которую ты подписал… А я не мог перед чужим человеком сказать, что мой брат соврал». То есть для маленького братика старший – авторитет, и потому он ему поддакивает.

Может быть, что-то подобное было и у Адама, который так свою начальницу-Еву воспринял. Но это домыслы. А точки с запятой там нет, потому что в библейских рукописях вообще нет знаков пунктуации; любые знаки препинания в библейском тексте – это интерпретация переводчика и издателя.

Чтобы не ходить далеко – одна фраза из Ветхого завета (говорю голосом автоответчика): «Глас вопиющего в пустыне готовьте пути Господу». Где двоеточие поставить? Где начинается речь вопиющего? Либо «Глас вопиющего в пустыне: готовьте пути Господу», либо «Глас вопиющего: в пустыне готовьте пути Господу». То есть в первом варианте пророк находится в пустыне и кричит жителям мегаполиса: «В ваши Города скоро придет Господь! Готовьтесь принять его в вашей квартире, посмотрите, что вокруг вас!» Второй вариант - «В ваших Вавилонах Бога быть не может, поэтому срочно уходим из городов». Самое смешное то, что в синодальной Библии представлены оба варианта. В Новом Завете - «Глас вопиющего в пустыне: готовьте пути Господу», но это цитата из книги пророка Исаии, а в ней - «Глас вопиющего: в пустыне готовьте пути Господу».

- Продолжая тему грехопадения. В наказание змея будет всегда преследовать человек. Это Сатана…

- Во-первых, этот змей в книге Бытия явно идет против воли Божьей. В Библии вообще нет демонологии. Это то, что происходит до начала человеческой истории, поэтому туда библейский автор не идет. Есть очень красивая, опять же, раввинистическая трактовка. Первая фраза Библии – «Вначале сотворил Бог небо и Землю», по-еврейски эта фраза начинается с буквы Б. То есть первая буква Библии – Б, не А, а порядок букв в еврейском алфавите тот же, что и у нас. И если Бог - это альфа, алеф, то мир вторичен по отношению к Нему, и Библия тоже вторична, Библия – это не Бог, это его слово.

Вторая деталь: бэт по-еврейски пишется как скобка с хвостиком, которая открыта в сторону чтения текста, справа налево. И раввины поясняют: то, что было раньше – закрыто, то, что происходит потом – подлежит исследованию.

Блаженного Августина однажды спросили: «Скажи, вот Бог создал Небо и Землю, а что Он делал до того как создал время, Нео и Землю?». Августин отвечает: «Не было никого бытового понимания, потому что Бог создал время, небо и Землю одновременно» - «Нет, ну, а до создания все-таки он что делал?» Тут Августин не выдерживает и отвечает: «Создавал Ад для таких идиотов, которые задают такие вопросы».

Поэтому Библия честно говорит, что этот импульс пришел со стороны. Но не надо искать этого подначинателя – ты же сам согласился! Позднее это появится в притче о составленном Буддой списке запретных для обсуждения тем. В частности запрещается вопрос о причинах страдания в нашем мире, один из главных философских вопросов. Потому что ответа не найдете, а время потеряете. Буддистская притча поясняет: представь себе, ты идешь по лесу, и в тебя попадает отравленная стрела. У тебя есть две минуты, чтобы добежать до ручья и промыть рану – можешь ли ты это время тратить на расследование в стиле Шерлока Холмса?

(неразборчиво).

Вспомните икону Пятидесятницы: апостолы сидят словно на арке, в темном полукружии, у них огоньки над головами. А в этой арке – образ какого-то старца с короной, он в руках держит плат. И в его нимбе – святой старец – греческая надпись «о космос», мир. То есть это тварь, творение. Объяснение здесь следующее: этот космос – это божественный миропорядок, который был создан для того, чтобы служить человеку. Но когда человек пал, то он оказался ниже непадшего твари и не мог её владеть. Симеон Богослов пишет: «Солнце не хотело давать лучи падшему человеку, лучи не хотели поить, земля не хотела носить, звери хотели растерзать этого отступника». И тогда, чтобы защитить человека от непадшей природы, Господь помещает всю тварь на уровень ниже человека. Поэтому тварь сама не согрешила, но она пленена и ожидает дара Пятидесятницы и исцеления.

 


 Protodiakon-Andrey-Kuraev-Grehopadenie.doc [82,5 Kb] (cкачиваний: 42)



Разместите статью у себя на странице!
Распечатать

Комментарии


Unlleaalrped accuracy, unequivocal clarity, and undeniable importance!
  • Нравится
  • 0

I wanetd to spend a minute to thank you for this. http://zbpccw.com attjektfqp [link=http://rvrhhk.com]rvrhhk[/link]
  • Нравится
  • 0

family cheap auto insurance in TX insurance policy minimum auto insurance pay each cheap car insurance quotes in NJ begin calling take cialis for sale work insurance term life insurance simply well viagra online serious side drive car insurance in Las Vegas, NV individual rates
  • Нравится
  • 0

pay car insurance most likely life saver car insurance quotes good driver credit bureau cheap car insurance quotes in Florida car longer-lasting erections viagra online who coverage auto insurance cheap provider written suspect whole life insurance quotes most
  • Нравится
  • 0

delivering online college classes real option academic advisor online schools college graduate college online college courses online need Online Bachelor degree online study accredited online degree programs then definitely want such accredited online colleges first step important online courses degrees means rate plans insurance auto tell
  • Нравится
  • 0

marketing knowledge car insurance really people insurance car everyone covered under cheap insurance walk
  • Нравится
  • 0

Ваше Имя:   Ваш E-Mail:  

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Введите код: