ACADEMY.SU

Дворкин А.Л. - «Введение в сектоведение».


Очень часто ко мне обращаются с вопросом: «Какой аргумент можно привести при разговоре со свидетелями Иеговы, чтобы они тут же поняли своё заблуждение и стали православными?». Сразу сообщу вам, что такого аргумента не существует, и наша сегодняшняя задача будет заключаться в попытке узнать, что происходит с человеком, попавшим в секту, и что можно для него в той или иной ситуации сделать.

В первую очередь нужно иметь представление о том, что такое секта, потому что многие люди называют так любую не понравившуюся им организацию. На одной из конференций после моего двадцатиминутного доклада о сектах выступал очень уважаемый человек, которому, очевидно, хотелось привлечь внимание к своей теме; потому речь свою он начал примерно так: "Вам сейчас говорили о сектах; а разве проституция - это не секта? Разве наркомания - это не секта?», и т.д. При всем уважении к этому человеку и понимании важности поднимаемых им вопросов надо признать, что проституция и наркомания - это негативные социальные явления, с которыми нужно бороться, но, тем не менее, сектами они не являются.

Во-первых, секта - это организация; при отсутствии какой-либо организации мы вообще не можем говорить о секте. А теперь вопрос на засыпку: скажите, пожалуйста, рерихианство - это секта? Верно, это учение; философски-беспомощное учение, оккультное учение, душегубительное учение - все что угодно можно сказать, но это именно учение. Я мог бы поставить вопрос по-другому: «Является ли сектой рериховское общество?» - в этом случае нужно брать критерии секты и прикладывать его к рериховскому обществу.

Также нужно учитывать, что в большой области сектоведения не все существующие учения оформлены в секты. Заметьте, когда я говорю, что какое-то учение не является сектой, это не значит, что я его одобряю, называю полезным и хорошим. К примеру, существует некая «Диагностика кармы Лазарева» – но у него нет секты. Его вполне удовлетворяет та форма, в которой он действует - пишет книги с общим названием "Диагностика кармы". У него есть круг своих почитателей, которые покупают эти книги, ходят на его творческие вечера, но это не оформлено как организация; следовательно, у Лазарева нет своей секты, хотя это не означает, что его учение становится для нас более приемлемым.

Но не каждая организация является сектой. Кроме того, сектами называют иной раз очень разные организации, поэтому, я предлагаю разделить их на классические и тоталитарные секты

Классическая секта - это сравнительно небольшая культурно-закрытая организация, главный смысл существования которой заключается в противостоянии основной религиозной традиции страны. Пример такой секты – баптисты, они существуют без малого четыреста лет, однако своей баптистской культуры не создали: мы не знаем баптиста-писателя, художника, композитора, мыслителя и т.д. Слову «культура» созвучно «культ», а если весь культ состоит из двух притопов, трех прихлопов, то, соответственно, из этого «оккульта» никакого культурного дерева не вырастет: слишком скудная почва. Секты не создают свои культуры, поэтому наличие таковой – это некий объективный фактор, существующий вне зависимости от субъективного отношения к нему.

Другой пример: меня спрашивают, почему лютеран нельзя назвать сектой, на это я обычно отвечаю: «Слышали вы когда-нибудь музыку Баха? Можно ли сказать, что эта музыка написана сектантами?» - очевидно, нет. Вся культура севера Германии создана лютеранской церковью; история немецкой литературы начинается с перевода Лютером Библии на немецкий язык. Это фактор объективный; нам может нравиться эта культура, может не нравиться, но, тем не менее, она существует.

Второй критерий - это противостояние основной религиозной традиции страны. Например, если спросить у польского баптиста про его вероисповедание, в разговоре он подчеркнет, что не верит в то, что верит католик. Спросить у русского - тот скажет про различие его веры и веры православных. Мой приходской храм находится в соседнем переулке с главным баптистским молельным домом, по утрам, когда я иду на службу, мне встречаются задиристые баптистские старушки и говорят: «Воскресным утром нужно идти Богу молиться, а вы...» - «Я иду Богу молиться в Православный храм» - «А, пошел идолам своим поклоняться! Надо туда идти, где чистое поклонение, где идолов нет…» Они тоже определяют свою веру именно в противостоянии основной религиозной традиции страны. Вот два характерных признака классического сектантства.

Тоталитарная секта - это особого рода организации, главный смысл существования которых заключается в приобретении власти и денег для руководства секты и его ближайшего окружения. Для них характерны обман, вербовка, манипуляция сознанием, регламентация всех аспектов их жизни, эксплуатация своих членов и обожествление либо абсолютизация лидера и самой организации.

Цель – власть и деньги; основные признаки - обман, тоталитаризм и контроль сознания. Обратите внимание, что среди основных признаков тоталитарной секты я не назвал религиозный признак. То есть эта организация может быть религиозной, а может и не быть - в зависимости от того, как ей выгодно себя представить. Есть тоталитарные секты, которые, несомненно, являются религиозными, к примеру, «Общество сознания Кришны». Опять же, слово «религиозная» не несет в себе положительные коннотации: религия может быть темная, может светлая, истинная или ложная, но, несомненно, у её приверженцев есть религиозные чувства, религиозная основа.

А вот существование религиозной основы у свидетелей Иеговы вызывает большие сомнения, хотя они себя позиционируют именно так. Их организация гораздо больше похожа на коммерческую пирамиду с определенной идеологической нагрузкой. Несомненно, лично у членов организации могут быть религиозные чувства, но это скорее не благодаря, а вопреки их пребыванию в секте. Обратная ситуация у секты «Трансцендентальная медитация», которая себя позиционирует себя исключительно в качестве светской, но тем не менее, основа у неё религиозная.

Такая организация, как «Сайентологическая церковь», позиционирует себя в качестве религиозной; «Центр Дианетики» называет себя центром прикладной философии. А «Нарконон», «Криминон» себя позиционируют в качестве реабилитационных центров. «Центр прикладного образования» - в качестве образовательного; «Молодёжь за права человека» и «Гражданская комиссия по правам человека» - в качестве правозащитных организаций. Есть «Гуманитарный колледж Хаббарда», который тоже является образовательной организацией. Я могу перечислить еще несколько десятков организаций с разными названиями; но все это не более чем вывески одной международной Сайентологической империи.

Есть целый ряд тоталитарных сект, которые вообще не являются религиозными и не претендует на это: коммерческие культы, организации многоуровневого маркетинга или пирамиды, у которых есть все признаки сектантства (Гербалайф, Амвэй), их можно долго перечислять. Есть психокульты - это организации, которые действуют под видом семинаров, тренингов личностного роста и повышения внутреннего потенциала – в последнее время они очень активно развиваются. Я перечислил только несколько вариантов, но наличие или отсутствие религиозного учения само по себе не является определяющим критерием тоталитарной секты.

Обычно когда я рассказываю своим студентам про ту или иную секту, показываю, что происходит с попавшим в неё человеком, как он меняется, какие требования к нему предъявляются, то часто сталкиваюсь с непонимающим взглядом и твердой убежденностью, что нормальный человек никогда в секту не пойдет и никогда на такое не согласится.

Соответственно, первый возникающий вопрос: как люди приходят в секту? Ответ один: в тоталитарную секту никто не приходит. Мы не можем себе представить молодого человека, который утром проснулся и сам себе говорит: "Что-то как-то не был я сектантом. Найду какую-нибудь секту интересную, поступлю и посмотрю, что из этого выйдет". В секту не приходят, в секту приводят - через обман, сокрытие информации, через недобросовестную рекламу. Поэтому переформулируем поставленный вопрос: как люди попадают в секту?

Для этого необходимо совпадение двух условий. Первое - чтобы сектантская приманка соответствовала интересам самого человека. Наверное, все имеют представление о том, как ловить рыбу, и все знают, что одна рыба ловится на червя, другая на мормышку, третья на хлебный шарик, четвертая на блесну и т.д.. И у каждого из нас есть та приманка, на которую мы можем клюнуть. И каждая секта работает в определенной социальной нише, потому что, хотя она и хотела бы работать шире и привлекать больше людей, её приманка интересна только определенному типу.

Да, в секты не приглашают, а куда приглашают? На бесплатные курсы английского языка, на какой-нибудь лекторий по древнему философскому наследию, на курсы диетической кулинарии, на массаж, на кружок по изучению йоги, занятие восточными танцами или восточными боевыми искусствами. Про кружок изучения Библии я даже не говорю, это очевидно. Какие-нибудь курсы, как научиться всегда и во всем побеждать, как покорять сердца противоположного пола, как раскрыть внутренний потенциал, как успешно вести свой бизнес. Приглашают на интересную высокооплачиваемую работу: приходите к нам, будете мало делать и много получать, через два месяца купите первый мерседес, через четыре месяца уедете на Багамы и больше никогда в жизни не будете работать. Приглашают к интересному доктору, новатору и потрясающему диагносту, который расскажет не только о тех болезнях, которые у вас есть, но также о тех, которые у вас будут.

Года два назад я записывался на одном ток-шоу, куда привезли шамана Колю откуда-то с крайнего севера: он был небольшого росточка, одет в меха, даже в руках у него был меховой бубен. И, как вскорости оказалось, изрядно принял на грудь – очевидно, для храбрости. И этот Коля сообщил, что когда он разговаривает с человеком, семнадцать тысяч восемьсот девяносто восемь духов сразу сообщают ему диагноз. Я попросил, чтобы чтоб духи и мой диагноз установили. Коля посмотрел на меня, икнул и сказал: "У тебя сердце больное". Конечно, если человеку больше пятидесяти, вероятность проблем с сердцем велика. Но со мной Коля не угадал - недавно проверялся, сказали, что все в порядке. Сидевший рядом поклонник шамана Коли убеждал меня: "Да вы не понимаете, он же все видит на астральном уровне, поэтому у вас сердце сейчас здоровое, а через десять лет может быть больным. А он уже сразу увидел".

Есть много разных вариантов «приглашений», но за каждым из них может скрываться секта. Итак, первое условие заключается в том, чтобы сектантская приманка соответствовала интересам самого человека. И второе условие: чтобы человек попал в секту, он должен быть в нужном состоянии, а именно - в максимально внушаемом. После этих слов многие люди обычно вздыхают с облегчением: это не про меня. Меня на мякине не проведешь, на хромой кобыле не объедешь.

Действительно, повышенной внушаемостью отличаются только тридцать процентов людей. Эффект плацебо показывает, что когда пустую таблетку дают и говорят, что это лекарство от всех болезней, примерно 30% людей исцеляются или верят в то, что они исцелились. Но хотя у остальных 70% процентов внушаемость не так высока, это не значит, что они совсем не внушаемы. Обычно она повышается после того, как человек пережил сильный стресс, и секты используют это в своих целях.

Восемь лет назад произошла трагедия в Беслане. Немногие знают, – а я знаю, т.к. этой ситуацией занимаюсь – что когда террористы взяли в заложники детей, там сразу же, как в стервятнике, появились представители разных сект. Первыми прибыли сайентологи, потом свидетели Иеговы, а потом прибыли сторонники мошенника Грабового, которые предложили этим матерям исцеление и воскрешение их детей за 40-49 тысяч пятьсот рублей; сумма соответствовала размеру пособия пострадавшим.

Но стресс может быть и не такой сильный - переезд в новый город, перемена места жительства, и конец или начало какого-то жизненного этапа, перемена работы, разочарование в близком человеке. Даже поездка в отпуск - тоже стресс: мне часто звонят из курортных мест с сообщениями, что здесь очень активно работают секты. Это вполне понятно: у человека в отпуске появляется гораздо больше свободного времени, он гораздо больше открыт для общения, чем и пользуется секта, чтобы познакомиться и вовлечь его к себе.

Есть два возрастных стресса, которым подвержены все. Первый - это так называемый стресс взросления: конец школьной жизни, начало работы на производстве или учебы в высшем учебном заведении. Кончается детство - начинается взрослая жизнь, увеличиваются ответственность и обязанности, изменяются отношения с другими людьми. И пока человек приспосабливается к этому, он переживает стресс и становится более внушаемым.

Второй возрастной стресс - это так называемый стресс среднего возраста, предпенсионный. То же самое: в жизни все меняется, появляется гораздо больше свободного времени, осуществляется переход от более активной жизни к более пассивной, человек теряет близких людей и впервые начинает задумываться о смысле жизни. И в течение этих нескольких лет перестройки его психика переживает состояние стресса. Потом, естественно, человек приспосабливается, находит место в жизни, и опять все более-менее входит в норму. Но эти несколько лет секта использует в своих целях.

Это любимый контингент свидетелей Иеговы. Многие знают, что свидетели Иеговы ходят по квартирам, но не всем известно, что свидетели Иеговы пишут краткий отчет по каждой квартире. К примеру: «Мы посетили такую-то квартиру, там нас неласково встретила молодая пара и попросила больше не приходить. Зато мы узнали, что в этой же квартире живет их мать, которая недавно вышла на пенсию и потеряла мужа. Поэтому рекомендуем двум сестрам примерно такого же возраста зайти к ней и начать разговор с людской неблагодарности – мол, работала, работала, а теперь даже никто не навестит и «спасибо» не скажет; поговорить о том, как сложно остаться без спутника жизни». И через несколько месяцев звонят нам эти молодые люди и говорят, что сами не заметили, как их мама в секту попала. А для этого нужно просто подойти к нему в нужный момент и с правильным предложением

До недавнего времени, я с уверенностью говорил, что воцерковленные православные христиане в секту практически никогда не попадают, но жизнь показала обратное. Конечно, попадают они в «православные» секты. Для таких нужно предложение, которое имело бы видимость православного. То есть если кто-то клюет на мудрого всевидящего гуру, то тут могут предложить прозорливого старца. Помните историю с Пензенскими закопанцами - это были православные христиане, но все они переживали какие-то жизненные неурядицы, чем и воспользовались их вербовщики.

Поэтому у сектоведов есть такая невеселая поговорка: «У каждого человека есть свой гуру, и ваше счастье, если вы его никогда не встретите». Важно понимать, что не какие-то особые люди попадают в секту, а самые обычные люди, такие, как и все

Теперь поговорим о психометодиках. Не стесняйтесь задавать вопросы, если что-то непонятно.

Вопрос из зала: Как определить православное сектантство? Какие признаки?

Такие же, как у всякого прочего сектантства: обман при вербовке, манипуляция сознанием всех членов, регламентация всех аспектов жизни, абсолютизация лидера самой организации и эксплуатация самих членов. Что значит регламентация всех аспектов жизни? Иногда говорят: «Чем церковь отличается? Там тоже все расписано!» Но соблюдать ли эти предписания – это ваше личное решение. В церкви нет механизма обратного контроля.

Представим ситуацию: во время поста батюшка посередине литургии выходит и говорит: "А теперь, братья и сестры, давайте поговорим о том, кто у нас пост соблюдает. Группа наших прихожан прошла по домам наших братьев и сестер и обнаружила, что у Ивана Ивановича в холодильнике есть молоко. Ну-ка, Иван Иваныч, выйди на середину храма и объясни честному народу, что у тебя молоко в холодильнике делает". Ситуация совершенно абсурдная для православного храма, но нормальная для псевдо-православной церкви, где необходимо проверять, чтобы все подчинялись определенному стандарту.

Вопросы из зала: У нас есть миссионерский курс, у нас есть покойный отец Даниил Сысоев и есть Кочетковцы. Как с этим бороться? С одной стороны, это же батюшка, не выведен за штат, а другой стороны… Как с такими товарищами поступать?

- Во-первых, Георгий Кочетков выведен за штат. Кроме того, я думаю нужно проводить различие между отцом Даниилом и его последователями; с отцом Даниилом я во многом был не согласен, но он все-таки был в состоянии слушать и слышать. А что касается его последователей, тут уже намного сложнее. Но нужно в первую очередь научиться самим различать секты и объяснить другим людям. Секта – это организация, которая лишает человека свободы и порабощает.

Теперь поговорим о манипуляции сознанием. Лучший способ выйти из секты - туда не попадать. Когда человек попал в секту, задача сильно усложняется, потому что при манипуляции сознанием человека рациональные аргументы не работают. И тогда вывод из секты заключается в индивидуальной работе один на один; и нужно не найти тот самый аргумент, о котором я говорил вначале, а установить эмоциональный контакт и заставить человека самого думать.

Часто задают вопрос: «Как отличить старца от гуру? В чем разница?» Во-первых, у нас нет заповеди, что без старца спастись не возможно. Кроме того, такой образ жизни – удел небольшого сегмента православных христиан, монахов. Это один путь к спасению из множества, и если они его выбрали, то это еще не значит, что это путь для всех. Подавляющее большинство не имеет возможности жить такой жизнью.

Во-вторых, любое послушание старцу кончается там, где начинается грех или ересь. Если старец склоняет к греху или проповедует ересь, то задача его ученика - обличить и уйти от него. А все, что говорит Гуру, подлежит исполнению. Да, теоретически признать его ошибку можно, но это лишь показывает, какая карма у Гуру. А какая карма у учителя, такая и ученика, и последний через повиновение может её улучшить.

В последнее время достаточно известна секта «бога Кузи». В эту секту вступили несколько студенток Свято-Тихоновского университета. Одна из них недавно вышла, но по-прежнему переживает сильный стресс; понимать свое заблуждение она стала только тогда, когда этот самый Кузя стал принуждать ее к сожительству. В секте это считается привилегией, большой удачей – мол, он это делает не для себя, а для них. Девушка заметила, что Кузя выбирает для сожительства молодых и симпатичных, а не пожилых. Но ведь если он бог, то должен одинаково всех любить. Тут и возникло её сомнение в божественности Кузи.

Вопрос из зала: Верит ли само руководство секты в то, что оно делает, что втолковывает людям?

Я не берусь утверждать совершенно точно, и, думаю, никто не берется, но, очевидно, что основателю выгодно в это верить, вся его жизнь построена на этой вере. В первую очередь он верит в собственную исключительность. Один мой коллега, профессор социологии и религии из университета города Альберта, штат Онтарио в Канаде, долгое время изучал биографии лидеров многих сект и пришел к выводу, что все они страдают злокачественным нарциссизмом. Злокачественный - потому что за счет других людей. То есть они нуждаются в почитании, поклонении, в обожании, в обожествлении и т.д. и за счет унижения остальных. Они верят в свой талант и свои великие сверхценные идеи. Однако лидер секты - самый несвободный человек, потому что все остальные хоть и с большим трудом, но могут из неё выйти; лидеру этого не позволят даже при его желании. Поэтому он раб своего положения, раб своего окружения, и в конечном итоге раб сатаны, который полностью им овладел.

Джон Дальберг-Актон в свое время сказал: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». В этом смысле лидеры секты - абсолютно развращенные люди: человек на вершине вне критики, никто не может сделать ему замечание, поправить его. Он утрачивает свою адекватность. Фактически жизнь и судьба целого ряда людей находится в руках человека, который неизвестно как в некоторых обстоятельствах себя поведет. Тоталитарная секта – это мина замедленного действия.

Вопрос из зала: Как понять, действительно ли это люди, которые пытаются помочь, или это все-таки секта?

Есть профессиональные семинары, а есть псевдо-психологические. Профессиональные семинары обещают научить тем или иным навыкам, их длительность ограничена, содержание описано, находится в относительно свободном доступе. То есть о таких курсах вы получаете полную информацию. Псевдокурсы такой исчерпывающей информации вам не дадут: ни количество семинаров, ни их содержание вам не известно. Например, говорят, что сначала вам надо пройти один курс, потом хорошо бы второй для закрепления материала, затем третий, потом еще что-нибудь для полноты знаний. Содержание курса будет скрыто; вас могут попросить расписаться, что вы ничего никому не расскажете. Опишут многочисленные истории достижения успехов благодаря этим занятиям. Семинары обычно длинные, проходят без перерывов, к примеру, с девяти утра до девяти вечера; выход ограничен. На вас будет возложена групповая ответственность: пока каждый не сделает определенное задание, дальше группа не продвинется. Поскольку деньги заплачены вперед, то уже уйти невозможно. Но есть еще целый ряд других признаков.

Голос из зала: Там обязательно должны быть элементы служения лидерам?

Нет. В объявлении это не укажут. Вместо самого лидера может быть тренер, который его представляет, и в данном случае ему нужно подчиняться беспрекословно.

Голос из зала: Александр Леонидович, два вопроса. Известно, что в США мормоны занимаются строительным бизнесом, также являются средним звеном крупных банков, а также основой ФБР, ЦРУ. Не могли бы вы объяснить, с чем это связано? Второй вопрос: правильно ли экстраполировать особенность сект на профессиональную точку зрения, мол, баптисты в Польше поспевают в таком-то бизнесе…

Баптисты - это вообще не тоталитарная секта. У мормонов есть свои особенности, «Большой Международной Промышленной Империи» много чего принадлежит, у них крупные земельные владения, сельское хозяйство, фармакологическая промышленность, туристическая промышленность, отель «Мариотт» и прочее. Что касается ФБР, я не знаю, а в ЦРУ действительно много мормонов работает, т.к. у них обязательно миссионерское служение в течение двух лет в другой стране. Такой опыт в ЦРУ вполне востребован. Однако мормонская система убивает креативность за счет её тупости и противоречивости. И поэтому их с большим удовольствием принимают на работу в ЦРУ, но не на высокие должности.

Голос из зала: В 90-е годы шла активная работа мормонов в России; можно ли считать, что они сливали информацию в другие страны?

Мормоны - не единственная секта, которая сотрудничает с ЦРУ. У сайентологов с ними больше связей, и, я уверен, информации, интересующей ЦРУ, у них гораздо больше, чем у мормонов, хотя формально они там не работают.

Голос из зала:Существуют ли отечественные и иностранные тоталитарные секты, ориентированные на молодежь? Есть определенные зарубежные скаутские организации, которые поддерживаются иностранными спецслужбами - могут ли они носить признаки тоталитарной секты?

Все может носить признаки тоталитарной секты. В восьмидесятые годы в немецком сектоведении был даже такой термин - «jugend religionen» («молодежная религия»), так назывался целый ряд сект: муниты, кришнаиты и другие, которые работали преимущественно с молодежью. Но, как я уже говорил, каждая секта стремится охватить более широкий спектр населения. Однако их приманка активней всего действовала на молодежь, которая, напоминаю, является группой риска по причине взросления. А у свидетелей Иеговы другие методы вербовки, больше они действуют на пожилых людей.

Если вопросов больше нет, тогда мы перейдем к методикам. Среди православных есть страх сектантского зомбирования: часто ко мне подходят и спрашивают, не опасно ли говорить с сектантом, вдруг он «зазомбирует». Первое, что нужно запомнить: невозможно воздействовать на человека без его воли, нет такого психотропного оружия. Обычно в светских аудиториях я говорю о сектантской методике манипулирования сознанием с точки зрения психологии, но в православной аудитории все вполне можно объяснить с точки зрения эстетического богословия. Мы знаем, что бесы не могут читать наши мысли, не могут нами манипулировать, если мы сами этого не позволяем. Однако они весьма профессиональные физиономисты: по выражению наших лиц могут с очень большой долей вероятности догадываться, о чем мы думаем, и подсовывать нам то или иное искушение. Если мы его отметаем сразу, то не совершаем греха (с точки зрения эстетического богословия). Если мы начинаем к этому искушению прислушиваться, то постепенно оно перерастает в страсть, через которую в нас входит бес и начинает управлять нами. Сектантские вербовщики действуют точно также: любая манипуляция сознанием - это попытка воздействовать на человека через его страсть. В принципе, все сектантские методики манипулирования сознанием психологически схожи с обычными мошенническими приемами.

Например, так называемый цыганский гипноз, которым обиженно оправдывает свои пустые карманы человек, облапошенный цыганкой. Собственно, никакого гипноза там нет. Три основных этапа действий этой цыганки: войти в доверие к человеку, затем произвести сильную эмоцию, скажем, напугать человека, и потом предложить решение.

Представим ситуацию для большей наглядности: подходит цыганка и говорит: «Я вижу, ты - молодой человек» - «Ух, ты, действительно!» – «И ты ведь студент?» - «Да, все верно, откуда она догадалась?!» – «И ты не женат» - «Ну, всё про меня знает!» Да, есть определенные внешние признаки, по которым легко можно вычислить этот пункт биографии человека. – «Мама у тебя заботливая» - конечно, если все выглажено, и аккуратно, а человек не женат, то, скорее всего, маминых рук дело. И стоит он в полной растерянности, потому что незнакомка «всё про него знает».

Разговор может начаться и с просьбы: "Скажи, пожалуйста, как пройти на такую-то улицу, ой, спасибо, дорогой, ты так помог, ты такой хороший, я вот сейчас все про тебя расскажу, абсолютно бесплатно, только для тебя, вот тебе очень повезло. Знаешь, мне вот что-то не нравится, скажи, а у тебя на прошлой недели в животе не урчало?» У студента это обычное состояние. «Да, а что?» – «Вот-вот, и я чувствую, так, посмотрю, вот у тебя тут какая-то аура. А ты знаешь, что у тебя рак?» И тут уж действительно заурчит от страха. «Но ты не волнуйся, как раз меня тебе Бог послал, я ж потомственная целительница, и бабушка у меня была целительницей, все мы как раз эти занимаемся, сейчас помогу абсолютно бесплатно. Мне только твой волос нужен, смотри, ой, как плохо видно. Дай другой волос. Нужно сто рублей, нужно волос завернуть в сто рублей». И через пять минут отходит «вылеченный» человек с пустыми карманами.

И любой сектантский вербовщик действует точно так же. А когда человек приходит на сектантское собрание, ему говорят, какой он хороший, милый, замечательный, и как хорошо и чудно, что он сюда пришел – «Ведь ты сюда пришел не случайно, а у нас тут вообще только элита человечества; ты же сразу почувствовал, что находишься в самом нужном месте». И человек оказывается в бесконфликтном обществе: у него проблемы, сложности, он из другого города приехал, в общежитии нужно приспосабливаться, он по дому скучает, ищет новый круг общения - и вдруг находит тех друзей, о которых давно мечтал. Всю жизнь всем от него что-то надо было, а тут никто ничего не требует, и впервые его действительно ценят. Конечно, он в полном восторге, наступает так называемая «фаза медового месяца» - в этой фазе с человеком разговаривать совершенно бесполезно. Обычно еще и предупредят: «Видишь, как ты счастлив у нас, как хорошо, что ты с нами познакомился. А знаешь, твои родители тебя на самом деле тебя никогда не любили. Они пытались свои личные планы через тебя реализовать; они не хотят, чтоб ты был счастлив. Вот увидишь – как приедешь домой, сразу тебе говорить начнут, что тебя в секту завербовали!». И когда их слова находят подтверждение – родители действительно выразят свое опасение, - никакие доводы человек слушать не станет. И дальше управлять им очень легко. Прежде всего, в нем пробудили страсть тщеславия, затем немного изменяется его поведение, и, как следствие, изменяется отношение к нему: появляется холодность, отчужденность в разговоре с товарищами, ссоры с друзьями. Тогда он интуитивно начинает понимать, что нужно следовать указаниям руководителей из секты, и в конце концов он быстро привыкает вести себя именно так, как требуют.

Тут нужно учитывать еще несколько вещей: во-первых, если люди нам нравятся, если мы им доверяем, то склонны скорее сомневаться в себе, чем в других - это общее наше свойство. И вот следующий эксперимент, который проводился много раз в разных странах, давал всегда одни и те же результаты: десять человек сажают в ряд и показывают им всем белый или черный лист бумаги несколько раз. Показали – положили; и они должны по очереди сказать, какой лист бумаги они видели: белый, черный, белый, белый, черный, черный, черный, белый и так далее. При этом с девятью людьми была определенная договоренность: когда им в какой-нибудь сорок восьмой раз покажут белый лист бумаги, все они будут утверждать обратное. И десятый, который был не в курсе этого уговора, всегда вслед за девятью про белый лист повторяет, что он черный. На вопрос, почему так сказал, он ответит: «Ну, наверно, освещение было плохое», или «Столько раз показывали эти листы бумаги, что я запутался и забыл» или «Я моргнул в тот момент, когда последний раз показывали». Это нормальное свойство нашей психики: мы можем ошибаться; мы можем увидеть не так; то, что мы видим, мы проверяем тем, как это видят другие люди. Но и секта этим пользуется: «бомбардировка любовью», принцип «сэндвич».

Принцип «Сэндвич» заключается в том, что новичкам никогда не позволяют общаться друг с другом. Каждый из новеньких должен быть в окружении двух сектантов, которые постоянно направляют его поведение и всячески подталкивают к тому, чтобы оно было признано нормальным, потому что наше поведение определяет наше мышление. Если мы ведем себя несвойственным для нас образом, то наш разум начинает подыскивать объяснения. А если это объяснение найдено, то тогда и поведение это для нас делается вполне естественным и нормальным.

Поэтому часто люди говорят: что от меня убудет, если я немножко расслаблюсь, если я немножко то, немножко это? «Немножко» немножко не бывает. Иными словами, социальные маски очень быстро прирастают. Об этом говорит апостол Павел: «Не заблуждайтесь, дурные сообщества развращают добрые нравы». О том же самом сказано и в русской пословице: «С кем поведешься – от того и наберешься». Задача сектантских вербовщиков в том, чтобы человек начал себя вести как сектант. Так он очень быстро начинает и мыслить как сектант.

Во многих учебниках психологии рассказывают о следующем эксперименте, который проводил доктор психологии Филипп Зимбардо в Стэндфордском университете лет сорок назад, так называемый «стэндфордский эксперимент». Были отобраны двадцать студентов по следующим критериям: все из полных семей, успевающие, не замечены ни в какой жестокости, без вредных привычек; в общем, хорошие ребята. Их разбили на две группы по десять человек в каждой, и дальше в течение двух недель половина должна была стать тюремщиками, половина - заключенными. Была пошита форма, написаны правила тюрьмы, и, собственно, заключенные должны были две недели сидеть, тюремщики - две недели их охранять и следить за выполнением правил. На третий день эксперимент пришлось прервать, потому что он стал представлять опасность для здоровья и жизни участников: заключенные стали рыть подкопы и захватывать заложников, тюремщики - применять пытки по отношению к заключенным. В итоге они заперли дверь и отрубили кабель, который связывал с внешним миром, ворвались в камеры и начали этих заключенных избивать. Еле-еле взрезали дверь автогеном, полиция успела их растащить, несколько человек доставили в реанимацию в тяжелом состоянии, спасти едва-едва удалось.

Все понимали, что это игра, что всё не по-настоящему, что это временно. Но, тем не менее, с одной стороны была абсолютная власть, а с другой - абсолютное бесправие; и уже через сутки эти тюремщики ненавидели заключенных так, как только настоящие тюремщики ненавидят настоящих заключенных. Эксперимент перешел в реальность, маски приросли. Когда человек попадает в секту, на него тут же надевают сектантскую маску. Когда вы видите на улице агитирующих, скорее всего, это новички: лучший способ убедить кого-то в чем-либо - это заставить его убеждать других.

Вопрос из зала: …Бизнес-тренинги… На что мне надо обратить внимание, чтобы вычислить, что это секта. По структуре, я понял, что вычислить можно, если она пирамидная, или харизматическая, очевидно, можно приглядываться.

Этот вопрос уже задавал Авраам.

Голос из зала: Ответа, к сожалению, я не получил. Какие есть три признака, которые мне нужно сразу обратить внимание?

Есть профессиональные тренинги, у которых ограничена цель. «Мы учим, как продавать холодильники» - три тренинга учат, как общаться с клиентом, как предлагать товар, как описывать холодильники. Есть психологические тренинги, они легитимны, но предлагаются клиническими психологами только тем людям, которым нужны такого рода тренинги, и только после психологического тестирования. Такие психологические тренинги никогда не бывают массовыми - до десяти человек, обычно меньше. И, опять же, содержание и методики описаны, со всем можно ознакомиться.

Для начала нужно посмотреть, кто проводит данный тренинг, есть ли у него какое-то психологическое образование. Хотя это не абсолютный критерий - у некоторых лидеров психокультов есть психологическое образование. Однако таких на удивление мало, несмотря на то, что в 90-е годы получить диплом о втором высшем психологическом образовании можно было после полугода обучения. Узнайте, проводится ли тестирование, насколько массовые эти тренинги, посмотрите содержание: если вместо него предлагают вам истории успеха или его нет, то, очевидно, есть о чем задуматься. Опять же, если тренинг проходит целый день и без перерыва, у вас должны возникнуть подозрения. Если вас заставляют делать то, что вам неприятно, обязательно громко обозначьте свою позицию. Надо не стесняться, отстаивайте свои права, потому что если вы будете скандалить, вас оттуда выведут (можете потом потребовать возврата денег, обратиться в суд), если нет – попытаются подчинить общей воле.

Теперь еще один пример относительно того, насколько наше поведение определяет наше мышление. Один мой знакомый священник начинал заниматься сектами, а матушка его ему помогала. Как-то раз читает она книгу про мормонов, вдруг звонок в дверь, на пороге стоят два мормонских миссионера: «Хотите узнать новое об Иисусе Христе?». Она обрадовалась – вот, живой экземпляр, даже два! Они стали для неё занятия проводить и не могли нарадоваться, какая у них понятливая ученица, все на лету хватает. Приходят в четвертый раз и говорят: «Мы познакомились с одной девушкой в соседнем подъезде, ей тоже очень интересно - давай ты после к ней сходишь, позанимаешься». Она говорит: "Как же, вы же должны со мной десять занятий провести, а потом предложить мне креститься". Они отвечают: "Ничего, мы же сейчас с тобой четвертое занятие проведем, а ты для неё - первое, потом мы с тобой пятое, а ты - второе. Все нормально, ты уже в состоянии".

Принцип понятен: они увидели отклик, и если дальше она пойдет заниматься с чужим человеком, будет рассказывать про мормонизм, то она и себя отожествит с мормонами. В этом случае ей уже деваться некуда. Наше поведение определяет наше мышление.

Что касается «давления». Бывшие сектанты рассказывали, как их вынудили принять мормонизм. К ним тоже ходили мормоны, но проводили свои занятия главным образом для того, чтобы подружиться. Когда этот курс «новобранца» был закончен, друзья-мормоны сказали: «Сейчас мы подошли к очень важному этапу - вам нужно принять решение о крещении. Но мы не хотим, что бы принимали его под давлением. Вы должны молиться Богу и просить Его об ответе, если почувствуете горение в груди – это будет означать, что вам нужно вступить в секту церкви Иисуса Христа святых последних дней. Мы не хотим на вас давить, поэтому вы должны молиться сами. Но мы настолько вас полюбили за это время, что сейчас пойдем домой и всю ночь будем молиться, чтоб вы получили этот ответ. Вы нам очень дороги, вы такие милые, такие приятные. Конечно, Господь ответит, это точно!»

Когда они ушли, раздался телефонный звонок: "Здравствуйте, вы нас не знаете, но мы тоже мормоны. Нам сказали, что сегодня ночью вы будете молиться и ждать ответ. Мы тоже будем молиться всю ночь, потому что вы - наши братья, а Господь никогда братьев настоящих не оставляет". Другой звонок: "Мы тоже будем всю ночь молиться, чтобы вы получили ответ", потом еще звонок и т.д. И они даже не успели начать молиться, а уже вовсю горело сердце, и они поняли, что нужно скорее креститься. Никто абсолютно не давил!

Теперь подытожим все вышесказанное. Для того чтобы человек попал в секту и для контроля его сознания необходим контроль над четырьмя сферами: эмоции, поведение, язык, информация.

Про контроль эмоций мы с вами немного уже говорили, к ним относится «бомбардировка любовью»: человеку делают комплименты, поднимают настроение, льстят – см. пример выше. Таким образом, создается определенный эмоциональный фон, при помощи которого человеком легко управлять. Часто в сектах бывают публичные исповеди - это тоже относится к контролю эмоцией, потому что публичная исповедь является сильным эмоциональным потрясением, которое привязывает человека к тем, кому он исповедуется. Если им известны какие-то интимные стороны его жизни, то даже если он не думает, что они могут еще кому-то об том рассказать или использовать в личных целях, на подсознательном уровне он все равно с ними повязан.

Во многих сектах, в том числе и у бога Кузи, которого я упоминал, в качестве наказания используется так называемая "Выдра" или "Горячий стул": человек сидит в центре, а остальные говорят ему все, что о нем думают, причем выражаются в жесткой форме. Это очень сильный контроль эмоций через оскорбления, унижения и т.д.. Однако "Горячий стул" воздействует не только на того человека, который на нем сидит, но и на тех, которые его унижают и оскорбляют. Они прекрасно знают, что тоже могут оказаться в центре, и потому будут делать все возможное, чтобы этого избежать. Но есть и обратная сторона: бывшие члены секты Кузи говорят о том, что очень многие стремились к этой "Выдре", потому хоть их там оскорбляли и унижали, но зато они были в центре внимания и в какой-то степени даже получали мазохистское удовольствие.

Вопрос из зала: В течение какого времени человек может восстанавливаться после выхода из секты?

Это зависит от конкретного человека: от того психологического состояния, в котором он попал в секту; от продолжительности пребывания в ней. Иногда шрамы, полученные в секте, заживают в течение долгих лет; а иногда не проходят даже у человека, пришедшего в храм. Один мой знакомый неопятидесятнический дьякон Миликовского несколько лет назад вышел из секты, воцерковился; у него прекрасная жена, двое замечательных деток, хорошая работа. И хотя у него все сложилось наилучшим образом, изредка по ночам он просыпается, его трясет всего, потому что он предатель и прощения ему нет: "Я понимаю, что это все не правильно, но это сильнее меня». Даже при том, что у него все сложилось во всех отношениях идеально.

Вопрос из зала: Хотелось бы уточнить, неопятидесятники и харизматы - это тоталитарные секты?

Да, это сектантское движение, которое состоит из многих тоталитарных сект. Неопятидесятники и харизматы называют себя протестантами, но это некорректно.

Итак, о контроле эмоций мы поговорили, о контроле поведения, в общем-то, тоже: поведение определяет мышление; поэтому секта стремится контролировать поведение человека для того, чтобы контролировать его сознание через весьма неприятные задания, иной раз - даже преступные. Например, в секте «Богородичный центр» в 90-е годы было задание ударить мать по лицу; если она уже мертва - пойти к ней на могилу, плюнуть и сказать: "Я отрекаюсь от тебя, ведьма, отрекаюсь от тебя, сатаница". Исполняя его, человек ломает серьезный внутренний барьер: подсознательно он понимает, что пути назад уже нет, теперь он полностью принадлежит секте.

Контроль языка тоже очень важен, потому что язык - это орган, через который мы воспринимаем мир; если мы не знаем названия того или иного предмета, то он для нас не существует.

Если совсем просто объяснять: к примеру, я – абсолютный гуманитарий, у меня практически отсутствует лексический словарь разных технических приспособлений. Если меня поведут на самый секретный завод, проведут там подробную инструкцию, а потом меня похитит вражеская разведка - я им ничего сказать не смогу. Даже если меня начнут пытать, единственные сведения, которые я могу сообщить, это то, что я видел там одну штуковину с колесиками, а другую - с лампочками и все.

Любая секта начинает со своей языковой реальности, потому что есть секты, у которых целый словарь из их терминов, которым человек обучается, и для него только эта реальность начинает существовать. У некоторых этот словарь не такой большой, но есть основной набор терминов. Эти термины работают, как кнопки: нажимаешь - они вызывают определенные эмоции и значат они совершенно иное, нежели в обычном языке. Например, у свидетелей Иеговы слово «церковь» носит отрицательную коннотацию, у мунитов «старший брат» значит «Каин».

Опять же, одно дело, если я скажу: «Давайте совершим самоубийство!», и совсем другое - «Давайте сбросим устаревшие скафандры и поднимемся на новый человеческий уровень!». Звучит намного красивее, не правда ли, хотя смысл я вложил одинаковый. И любой тоталитарный режим начинает так же, с лингвистических игр. То же самое делали большевики, то же самое делали нацисты и т.д..

И наконец, контроль информации. Мы получаем информацию из самых разных источников: встречаемся с людьми, читаем газеты, журналы, книги, через телевидение, радио, интернет. Часть информации мы принимаем частично, часть - полностью отвергаем. И каждый выстраивает для себя информационную картину дня, недели, года. И если мы будем получать информацию только из одного источника, то очень скоро начнем мыслить так, как «хочет» этот источник. Поэтому задача любой секты - полностью контролировать потоки информации, которые к нам поступают, и максимально отрезать человека от всех иных источников информации. Для этого нужно полностью загрузить все время человека. Таким образом, его сознание полностью контролируется, и он мыслит так, как это удобно секте.

Вопрос из зала: Адвентисты – это тоталитарная секта?

Адвентисты - это не тоталитарная секта, но и не вполне классическая. В их вероучении есть целый ряд моментов, который выводят их за рамки классического христианства. Есть определенные элементы обмана при вербовке. При этом манипуляции сознанием, жесткого контроля жизни у них нет, поэтому это такой переходный тип секты. На практике между этими двумя типами иногда очень сложно провести четкую границу.

Вопрос из зала: Понимают ли со временем люди, оставшиеся в секте, что их обманули при вербовке?

Может, и понимают, но не отдают себе в этом отчет. На вопрос «ой, а что вы раньше не сказали» им ответят: «Понимаешь, у тебя были совершенно промыты мозги этим миром. Если б ты тогда услышал, что мы такие, ты ни за что не согласился бы к нам пойти. А теперь понимаешь, что на самом деле мы были правы?» - «Да, да, спасибо, действительно, братья, вы правы. Так оно и есть, очень вам признателен».

Кроме того, «обмануть человека» - это одно, «оказать человеку услугу» - совсем другое. Если вы мне сейчас дадите деньги, то гарантируете себе очень много шагов на пути к спасению, это будет очень важное событие для вашей души. Это для вас полезно в первую очередь, мне эти деньги вовсе не нужны. Я вас совсем не обманываю, я оказываю вам пользу.

Однако т.к. такие вещи нужно делать искренне, со временем ваше поведение подействует на ваше мышление. Я ходил на неопятидесятнические собрания, однако выступал в качестве наблюдателя: я вместе с сектантами не вставал, не обнимался, не выполнял их требований. Все вокруг падали, бились в конвульсиях - со мной ничего такого не могло произойти, потому что я знаю, как они это все делают. Если бы я начал со всеми орать, притворяться и трястись, это вполне могло бы и на меня подействовать.

Вопрос из зала: А Сергей Кириенко уже вышел из секты?

Я не уверен, что он там был, но какая-то связь у них с ним была. Определенно, сейчас он не член секты, другой вопрос - успел ли он пройти у них одитинг или нет. Одитинг – это такая база сайентологической процедуры, при которой человека вводят в тонкий психологический транс и он рассказывает под видео и аудиозапись всю самую интимную информацию о себе, о любых правонарушениях, которые у него были, о самых сокровенных мыслях, сексуальной жизни и т.д. Если Сергей Кириенко прошел одитинг, то сайентология кое-что про него знает. И, соответственно, она может в каких-то случаях рассчитывать на его поддержку.

Вопрос из зала: Том Круз вышел?

Нет, Том Круз не вышел. Сайентология слишком много знает о Томе Крузе. Кроме того, он - геймос в сайентологии, министр пропаганды. Но он пока оти семь, самая высшая ступень – это оти восемь; он до нее еще не дошел.

Голос из зала: У Николь Кидман чуть поменьше?

Николь Кидман вообще мало была увлечена, потом она развелась и ушла из секты. И у Николь Кидман отец был «псих» («психиатр» на сайентологическом языке), что само по себе делало ее очень сомнительным персонажем, и сайентология была недовольна, что Том Круз с ней связался.

 

Dvorkin-Vvedenie-v-sektovedenie.doc [141,5 Kb] (cкачиваний: 35)





Разместите статью у себя на странице!
Распечатать

Комментарии

Ваше Имя:   Ваш E-Mail:  

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Введите код: