ACADEMY.SU

Протоиерей Артемий Владимиров - «Чем сходно словотворчество с виноделием?»


Сегодняшняя наша встреча будет посвящена тайнам человеческого общения, свершающегося посредством слова. Хотя бывает молчание красноречивее слов и взгляд - говорящим.

Тема как будто бы скромная, но весьма важная, потому что в двадцать первом столетии разобщенность между нами все умножается, и такое простое явление, как единение, общение от уст к устам, от сердца к сердцу, остается для молодежи – и не только – тайной за семью печатями. А ведь мы полагаем, что еще будут заключаться супружеские союзы на этой земле, и будут рождаться дети. И мы, педагоги, священники, знаем, что современным родителям приходится очень трудно: они не в состоянии вступить со своими дитятем в то, что именуется вербальным, словесным общением. Часто им совершенно нечем поделиться со своей кровиночкой. И сегодня все больше мы обретаем подростков, языковое поле которых сужено до полутора соток, образно выражаясь. В почве этой, неразрыхленной, неувлажненной, столько камней и песка, что, кроме кактуса, зачастую ничего на грядке и не растет. Между тем, задача не только образования, но и воспитания – умягчение сердец – предполагает непрестанное словесное окучивание маленького и немаленького, взрослеющего сына или дочери.

Слово может быть образно представлено как роса, выпадающая по утру и блистающая на листках и травинках… Не слишком лирично я говорю? Проходит этот номер в Липецке? В Москве уже нет. Или является дождем – утренним, ранним или поздним, который несет с собой жизнь, придает траве-мураве свежесть и мягкость цвета. В моем представлении слово – это еще и веер солнечных лучей, и когда бабушка – сейчас таких все меньше остается на русской земле – непрестанно беседует с малышом, и не так, как иные себе представляют это собеседование, с непременным присутствием уменьшительно-ласкательных суффиксов –ушк-, -юшк («Ути-пуси-ути-пу-тю-тю», - ребенок кроме междометий и умений изъясняться знаками ничего не вынесет из такой беседы, псевдо-сентиментальной). Но когда взрослые рассказывают ребенку о том, что Луна – это таинственное светило, которое сквозь волнистые туманы движется и серебристый свет распространяет по полянам – вас не раздражает мой стиль общения? – и светит отраженным светом. А если приглядеться, дитя моё, то можно увидеть самое лицо, этот грустный меланхолический лик, эти глаза, которые смотрят с печалью и недоверием на маленьких детей, постоянно капризничающих и чего-то выпрашивающих у родителей, вместо того, чтобы пересказать маме все, что ты услышал сегодня от бабушки. Конечно, такое возделывание и удобрение почвы принесет совсем другие плоды.

И сегодня наша тема несколько парадоксально названа: «Чем сходно словотворчество, служение словом, с виноделием?». А ведь последнее является элементом человеческой культуры, и тот, кому посчастливилось в юных годах общаться с приличными людьми, тот, кто разбирается в хороших винах, сортах винограда, тот, кто понимает, что виноделие – высокое искусство для немногих, поверьте, алкоголиком не станет никогда. У нас на филологическом факультете Московского университета, который я закончил еще в прошлом тысячелетии, недавно был защищена примечательная диссертация на литературоведческую тему по всему полю русской классической и советской литературы. Тема той диссертации была «Эволюция образа: от Кудряша к Челкашу, от Челкаша к алкашу». Штуки тоже нужны, даже в самой серьезной лекции, потому что смена регистра и стиля повествования углубляет и расширяет способность восприятия живого слова. Есть другие мнения? Нет. Продолжим.

Итак, лоза действительно почиталась священной, и не только у народов, входящих в круг библейской истории. Но у каждого из южных народов виноградная лоза – предмет песнопения и благоговейного отношения. До сих пор сохранились такие винодельческие регионы, где каждую виноградинку собирают руками и смотрят, нет ли на ней характерной тонкой плесени, каких-то паутиночек, которые сообщают дополнительный оттенок к букету вина. В наших требниках, особенно южного пояса, можно найти древние молитвы на освящение лозы, на начало и завершение урожая. И если мы договорились, что словотворчество есть нечто равное виноделию, думается, лоза, корнями уходящая глубоко в грунт и ищущая артезианских вод, дабы в капилляры всасывать эту живительную влагу, для человека, который хотел бы видеть свое слово простым и ясным, искренним и прекрасным, это корневище, сокрытое от взглядов прохожих, есть не что иное, как глубокое, неспешное, всестороннее вхождение в мировую культуру, прежде всего, христианскую культуру Римской империи, восточной и западной Европы и Азии, в тысячелетнюю Русскую культуру.

Согласитесь, что такое вхождение разветвленной корневой системой в эти пласты – двадцатый, девятнадцатый, десятый век, первый век по Рождестве Христовом, зачерпнуть еще и от Античности, как приобщались к этому Александр Сергеевич Пушкин в своем лицее, – не может быть одномоментным. Наскоком и нахрапом, прочитав полторы хрестоматии по соответствующему курсу литературы, ничего не возьмешь. Можно, конечно, сдать экзамен, как говорит одно нерусское словечко, «на халяву», но изменить свой внутренний мир, обогатить лексикон, обрести свойственный для нашей древности высокий образ мыслей, научиться мыслить объемно, не страдать узколобостью, стать человеком, который, как золотая рыбка, плавает в водах всего изработанного человечеством наследия – это не под силу студенту, даже прилежно обучающемуся в высшем учебном заведении. Это и круг чтения твоих детских лет, это и самообразование, которое продолжается Dum spíro, spéro (лат. – «пока дышу – надеюсь»). Расширить свой внутренний мир – это дело всей жизни. И проницательный слушатель или читатель сразу сканирует мой интеллектуальный, моральный ценз и уровень вышеестественным чутьём, поймет, с кем он имеет дело: со скорохватом, с популяризатором, с человеком, который только золотую пыль бросает в глаза, или с тем, кто действительно ископал основание и положил гранитный камень, на котором выстраивает здание собственной души, этот чертог мыслей, чувств и поступков, именуемых образом нашей жизни.

Нежные росточки мало-помалу появляются на этой лозе, возраст её насчитывает несколько десятков лет – виноград не может быть качественным от лозы пятилетней. Трагедия наших крымских винодельческих плантаций в том и заключалась: Михайло Сергеевич Горбачёв – не будь он к ночи помянут, – выполняя заказ атлантического союза, в мнимой борьбе с алкоголизмом повелел вырубить эти священные лозы наших крымских заповедников. Причём директор этой фактории покончил жизнь самоубийством – он не мог смириться с этим вандализмом, цинизмом, потому что на его глазах погибало любимое детище, унаследованные им от предыдущих бескорыстных тружеников Тавриды. Думается, эти молодые росточки – это наше уже не вычитанное, не пересказанное, не затверженное наизусть, но самостоятельное слово. Слово, еще не воплотившееся, а именуемое греческими философами внутренним словом, мыслью, которое всегда присуще порождающему её началу – уму.

Каждый из нас уникален, об этом мы можем судить по сетчатке глаза, по отпечаткам пальцев, по обертонам голоса: нет на земле идентичных голосов, но каждый имеет свою окраску, свой спектр, это можно даже с помощью приборов доказать. Но, думается, тайна личностных качеств человека, их неповторимое своеобразие, прежде всего, определяется по образу наших мыслей и их качеству – от этого зависит даже внешность человека, конституция души. Действительно, кто-то нам однозначно неприятен, кого-то мы называем тяжелым человеком, трудным в общении. К другому нас, напротив, почему-то тянет, влечет сердце, иногда мы можем не скрыть своего удивления: «С какой светлой личностью я сегодня познакомился!». А иногда мысль обнаруживается – вовсе не всегда «мысль изреченная есть ложь», как говорил Федор Иванович Тютчев, - мы ощущаем готовность слышать, воспринимать, постигать. И это, наверное, и есть тайна человеческого общения – когда слово становится мостом, соединяющим не только умы, но и сердца; наша способность восприятия входит в резонанс с изреченным словом и возрастает, и тогда взаимно обогащаются и говорящий, и слушатели.

Итак, листочки потихоньку раскрывающейся виноградной лозы – это наши мысли. И говорят, что вечное спасение личности, равно как и погибель личности (погибель состоит в отторжении источника умного света, Творца и Спасителя Нашего, именуемого Логосом воплотившемся), зависит от набора наших мыслей и их качества: светлые или темные, пошлые или высокие. Пребываем мы в области истинных мыслей, или, как это часто бывает, истина смешана с ложью, и поэтому перестает быть истиной - здесь как раз тот случай, когда ложка дегтя делает непотребной всю бочку с медом. И плод научения, плод вхождения в культуру, восприятия богатства, выработанного человечеством, оставленного нам с наследие, состоит как раз в изменении наших мыслей: от худшего к лучшему, от меньшего к большему, от лжи к истине, от тьмы к свету. И право, бывает так обидно, когда видишь филолога или историка, уже завершившего свои штудии, перемешивающего слова с матерной бранью, которая для него даже руганью не является, а так – связками между подлежащим и сказуемым. Причем находятся еще такие протекторы, защитники этих словес: «Вы даже не понимаете, ботаник вы эдакий, что в матерной брани такое богатство значений! Одна лексема, как в китайском языке – интонация, может служить для выражения целого каскада различных мыслей и чувств. Хотите, я Вам сейчас это продемонстрирую?». Благодарю Вас, я уже читал три диссертации на эту тему.

Итак, действительно, хотелось бы каждой разумной и говорящей личности обрести такое слово – я имею ввиду речь, особенность выражения, словотворчество, - которое было бы лакмусовой бумажкой, показывающей все сокровенные свойства моей личности. Чтобы не только мой глаз, палец, голос, но и само слово тотчас давало слушателю понимание, кто и что перед ним. И в этом смысле мало-мальски начитанный в русской литературе никогда не спутает Пушкина с Лермонтовым, Достоевского с Толстым, Чехова с Куприным, Есенина с Маяковским, потому что у каждого из них свое слово, окрашенное, звучащее. Это слово действительно выявляет их личностную тайну, и даже поэтика, то есть устойчивая система художественных образов, может помочь нам проникнуть в глубины его души.

И, думается, одна из главных нравственных задач человека мыслящего, который не хотел бы одичать и оскотиниться (к сожалению, это скольжение по наклонной плоскости стало сегодня главной приметой нашего времени), есть наблюдение за своими мыслями. Потому-то хорошие книги остаются нашими друзьями, незаменимыми советниками и воспитателями. Прочитав, например, в детстве главные романы Диккенса – мне повезло, бабушка невзначай мне подсовывала «Крошку Доррит», «Дэвида Копперфильда», «Холодный дом», - вы, уже входя в общение со сверстниками, незаметно меняетесь. И ваше слово без всякого насилия извне, только благодаря погружению в эти воды высокой литературы, обогащается, и вы обретаете свой собственный стиль, свой собственное слово, которое начинает с подражания, а потом, как цыпленок, оперяется и приобретает способность подняться от земли и даже приподнять сердца слушателей.

Но продолжим последовательно наше сравнение живого слова с виноделием. На таких факториях, которые зарекомендовали себя, имеют свой бренд – вы знаете, что хорошие вины раскупаются оптовыми заказчиками еще прежде чем созревает виноград, если эта марка действительно заставила себя уважать и имеет почитателей как на внутреннем рынке, так и на внешнем. В Испании, в провинции Реоха, мы найдем такие винодельческие хозяйства, где гранд резерва раскуплен на много лет вперед – настолько насыщен, богат, как говорят, мускулист этот настой. Густота, терпкость, глубина послевкусия – это предмет особого исследования. Есть такие профессионалы, сомелье, которые даже не глотают вино, а только чуть-чуть увлажняют рот, дают полную характеристику этого вина по особой стобалльной шкале Паркера, разместившего все главные сорта винограда - их не так уж и много - в соответствии с их достоинствами.

Итак, вызревают эти ягоды. Я не буду говорить подробно о том, чем отличается белое вино от красного в отношении выработки, да и сам не большой в этом специалист, меня интересует здесь художественный образ. Но, раскрыв рубаи Омара Хайяма, сонеты Шекспира, поэзию итальянцев, по прочтении вы тотчас же запомните некоторые строки, которые передают восторг созерцающего дымчатую гроздь, становящуюся почти прозрачной в лучах сицилийского солнца, тяжелую, когда она ложится на вашу ладонь, и как будто бы изнутри кипящую соком. Извлечь этот сок можно разными способами, но самый древний – положить собранные кисти сначала в корзину, чтобы ничто не мялось, затем бережно в специальную емкость, по которой будут ступать ноги, чисто вымытые, разумеется, и этот сок будет постепенно течь по желобу в сосуд. Есть такие страны, как Грузия, например, где сейчас возрождается виноделие; их замечательная особенность виноделов и рецептур состоит в том, что глиняная емкость, куда стекает сок, полагается в землю. Как китайский чай Пуэр доходит и доводится до нужного качества в соприкосновении с землей, прессуется там и хранится, так и вино не сразу заявляет о себе. Брожение, ферментация – это тонкие технологии, требующие огромного внимания и заботы.

Думается, этой емкостью, куда стекает сок из гроздьев, является наше собственное сердце, а землей, куда зарывается эта емкость, является период молчания, приготовления к словесному служению. Если мы соприкоснемся с древнерусской литературой, то увидим, что у самых великих проповедников, витий, глашатаев слова Божьего, всегда, как у самого Христа, который всё делал, научая нас, был период безвестности, накопления, когда количество прочитанного и осмысляемого переходило в качество, когда души прекрасные стремления, безудержные фантазии юности, не знающие никаких преград, сталкивались с земными реалиями, с ударами судьбы, потрясениями, скорбями, радостями. И всё возгнеталось в сердечной колбе, происходили смешения собственных мыслей и слов Священного Писания, которые являются опорой для целостного христианского миросозерцания. Этот сплав, напиток, приготовляемый из нескольких сортов винограда – купажированное вино, – дело многих и многих месяцев, если не лет.

Может, кому-то из вас довелось познакомиться с дневниковыми записями старца Силуана, простого русского солдата николаевской эпохи, получившего от святого Иоанна Кронштадтского благословение уехать на Афоню. Долгие годы в безвестности подвизался он на Малом Руссике (это филиал Пантелеймонова монастыря на Афоне), таскал сорокакилограммовые мешки с мукой, непрестанно молился, изучал собственное сердце, испорченность падшего человеческого сердца, возрождаемого энергией Божества. Плод этих раздумий явился сорок лет спустя. Слава Богу, эти записки, как тысячи дневников иных подвижников, не пропали, но увидели свет благодаря одному из самых просвещенных духовных писателей двадцатого века, старцу Сафронию. Это эмигрант из России, пользовавший большим нравственным авторитетом в Европе и на Афоне. Он скончался в Англии, где основал православный монастырь для представителей всех наций: и греков-киприотов, и французов, англичан, американцев – кого там только не было. Книга «Старец Силуан» переведена на все европейские языки, её читают не только верующие во Христа, но и представители других религиозных общин, и это слово так же доходчиво, как слово древних мудрецов. Оно насыщено такой силой божественной любви, такой способностью сострадать и жалеть все живое, настолько оно искренне, чисто, по-детски бесхитростно, что даже входит в мутную душу агностика или прагматика, который привык сомневаться во всем, включая собственное существование.

Повторяю: сорок лет прошло, прежде чем старец Силуан почувствовал внутреннюю потребность поделиться сокровищем сердечного сосуда – тем вином, которое познавалось и познается читателем до сих пор по его тончайшему благоуханному вкусовому букету. Речь идет не о внешних прикрасах, не об особенностях стиля, но о внутренней правде, облеченной в самые простые и вместе с тем покоряющие наше сознание слова.

Итак, период молчания, скромного пребывания наедине с самим собой, период сомнений и раздумий должен со временем дать свой плод, согреть сердце любовью к Богу и людям и вместе с тем сделать наше слово простым и ясным, изрекаемым от полноты души. Не корысти ради, но с желанием поделиться, кого-то пожалеть, согреть, протянуть соломинку, чтобы ближний не угодил в то болото, из которого ты сам был исторгнут протянутой тебе Божьей десницей.

Вот эти намерения, одушевляющие человеческое слово, и делают его приемлемым для современной ироничной аудитории, преждевременно уставшей от жизни, не терпящей никакого морализаторства, доктринёрства. Нравственная характеристика людей предпоследнего времени дана в Священном Писании и самим Христом, и апостолами (в посланиях апостолов Павла, Петра). Она, довольно жесткая и справедливая, говорит о том, что совсем не будет людей, сознающих себя учениками, то есть готовых раскрыть створки своего сердца и с доверием выйти навстречу тому, кто, взяв вас за руку, поведет в мир прекрасного. Нет, каждый будет сам с высокой колокольни поучать, удостаивая уже даже не публику благородную, как говорили в девятнадцатом веке, а, как говорят тусклые звёзды современной эстрады – быдло. Оно всё схавает, всё приемлет; оно будет бессмысленно хохотать, когда я покажу им палец или не менее интеллектуальную часть своего тела – повернусь к нему задом.

Вместе с тем, мы живём в совершенно особенной стране и в совершенно особое время, когда наш очень богатый в потенции народ, имеющий тысячелетние корни православной культуры, являющийся носителем действительно великого и могучего русского литературного языка, уже наелся грязи. Большинство из нас стали собратьями по несчастию: они не выбирали учителей, но погрузились в этот мутный андеграунд, в компьютерное зазеркалье, где не только не ставят знаков препинания, но намеренно искажают слово, превращая его в какое-то безобразное эсперанто, которое может уступить место лишь тыкам, междометиям и условным значкам. Почивая на осколках великой культуры, во многом сохраненной еще в советское время – речь идет о средствах массовой дезинформации – наш народ сегодня смертельно устал от этого хамова царства, от всепроникающей пошлости и ушлости, и поэтому, от противного отталкиваясь, тотчас чувствует свет в конце тоннеля. Не всё – золото, что блестит, не всё, что сладко – то сахар; вот почему сегодня мы, изголодавшись, как путники в пустыне, уже уставшие верить миражам, едва лишь только заслышим журчание ручья, увидим плоды достойные, устремляемся к ним. Подлинная языковая культура, представленная её достойными носителями, всегда бывает воспринята. И потребность в этой здоровой пище сегодня все более возрастает.

Думаю, на нас, тех, кто заканчивает педагогические вузы, лежит особенная ответственность, потому что дети – существа неопытные, неискушенные, но увлекающиеся и увлекаемые. Дети – такая аморфная и гибкая фактура, которая примет любую форму, в зависимости от рук, в которых окажется. И опытом замечено – любой педагог, присутствующий здесь, согласится со мной к тому же, я почти тридцать три года ежедневно общаюсь с детьми разных возрастов, - дети России сегодня напоминают таких карасиков, излеченных из воды, открывающих свои рты. Едва лишь только вы их столкнете в чистую воду, предложите качественное знание, а, главное, постараетесь согреть их своей взрослой любовью, великодушием, милосердием, мудростью, радостным общением – они мгновенно оживают и превращаются в золотых рыбок, уже самостоятельно совершающих своё плавание. И обязательно должно быть уважение к этой личности, еще не искушенной во зле, не потерявшей девство – ведь это и есть тот благоуханный аромат, который делает прекрасным ребенка. Соблюди мы это сокровище в пятнадцать, семнадцать, двадцать лет, подари мы его любимому человеку не где-то в подворотне, а вступив с ним в полнокровный брак («ему навеки отдана, и буду век ему верна»), и девство, изменяясь в материнство или отцовство, действительно предстанет как такое цветение личности, подобно которому не встретишь ни в одной оранжерее. Как говорят, «Не все, что здесь цвело, увянет», «И увядание земное/Цветов не тронет неземных».

И, наконец, скажем несколько слов о самом герое нашего повествования - о человеческой речи, которую мы сегодня сравниваем с вином. Наше слово представляет собой купаж, сплав. Величие Пушкина, Карамзина, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, епископов девятнадцатого века, созидавших русский литературный язык, заключается в том, что их речения представляли собой органичное взаимодействие двух языковых стихий: высокий штиль церковнославянского языка – божественные реалии, понятия и предметы – соединялись с метким, как говорит Николай Василевич Гоголь, точным, острым народным словом. Особенно это очевидно у отца христианской филологии, святителя Феофана Говорова, Затворника, письма которого о христианской нравственности читала в восьмидесятых годах девятнадцатого века, без преувеличения, вся думающая и мыслящая Россия. Не Добролюбова, и не неистового Виссариона Белинского, но Феофана Затворника, тоненькая книжечка которого представляет письма на тему «Что такое духовная жизнь и как на неё настраиваться» и является подлинным шедевром не только в отношении христианской мудрости и познания глубин человеческой личности, но и в языковом отношении. Удивительная простота сочетается с откровением, с прозрениями о бессмертной человеческой душе, познаваемой через действие трёх её сил: ума, чувства и воли.

Возвращаясь к нашему слову – оно у каждого свое. Если мы действительно любим этот предмет, то должны непрестанно работать над самими собою, в жизненных испытаниях, которые как горящая печь, освобождаться от вредных примесей: междометий, языковых пауз, которые не щадят ни доцентов, ни профессоров.

Думается, что лучшим дегустатором того словесного вина должен быть сам винодел. Кому, как ни ему, первому насладиться произведением его рук. Опыт – сын ошибок трудных; опытному учителю Бог дает одно редкое для обывателя свойство и качество – умение слушать себя со стороны. Тот, кто шестым чувством в ходе созидания словесной ткани корректирует и поправляет самого себя, одновременно ощущает тонус аудитории, приноравливаясь к её способности восприятия. Подростки – это одна степь, один стёб; студенты, возлежащие на столах аудитории, как цыплята табака, прячущие где-то на уровне оголенного пупка бутылку безалкогольного пива – это совершенно другая аудитория. А пожилые люди, которые подсели на новостные пакеты и, переживая и страдая, не выдерживают того, что ежедневно открывается им в репризах и повторах направляющегося нестройною толпою в психосоматические отделения – это трети вид слушателей. И наше слово должно в этом отношении напоминать световой спектр, который только профаны считают однородным, между тем как художники хорошо знают, что солнечный свет в течении двенадцати часов всегда разный: утро и полдень, сиеста послеобеденная и послезакатные часы – все разная материя, которая может быть по-разному запечатлена на холсте.

Конечно, написано немало по нашему поводу. Но убежден, что лишь на практике – в самом насаживании виноградной лозы, сборе винограда, выдавливании сока, брожении, купажировании, дегустации – каждый из нас, отталкиваясь от собственных неудач, будучи открытым для любой критики (это всегда намного полезнее, чем комплименты, похвала и откровенная лесть), призван обрести этот обоюдный меч, этот благоуханный сосуд с нектаром, который пробуем мы и щедро раздаем, зная, что сосуд не оскудевает. Действительно, у Бога всего много. Чем больше отдашь – тем больше получишь. Думаю, что в отношении к дару слова и словесному служению не действует ломоносовский закон сохранения материи или массы, здесь действуют иные божественные закономерности, они лучше всего выражены изречением Шота Руставелли: «Что ты спрятал, то пропало, что ты отдал – то твоё».

Я, завершая своё размышление, хочу сказать, что хорошее вино – предмет эстетического наслаждения. Вместе с тем, апостол Павел заповедует его святому Тимофею, своему духовному чаду, употреблять его ради здоровья. Действительно, вино веселит сердце человека – речь идет именно о языковой стихии. Потому что слово обладает способностью и просвещать, и очищать, и питать, и окрылять человека. И в наш двадцать первый век, когда человечество расточено по афонам и айпадам – я сам такой, – необходимо властно в делах воспитания и образования вновь собирать этих подмороженных гаджетами для единства слушанья и восприятия живого слова. И счастлив тот педагог, который именно на этом делает ключевую ставку, становясь для детей посредством общения и отцом, и матерью, и другом, и путеводителем, навигатором, который ведёт сложными и непрямыми маршрутами в сторону южную. А в этой стороне, говорит поэт,

«Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники

С милого севера в сторону южную».

Все мы призваны двигаться туда, где нет болезней, ни печали, но жизнь бесконечная.

Даю вам господа, двадцать секунд, чтобы сформировался вопрос. Если он не сформируется, то я буду задавать вопрос сам, а стоящий на кафедре и вопрошающий – это разведывательно-диверсионная группа с миномётом. А если хотите, могу вам стихотворение прочитать.

Из зала: одобрительные возгласы.

С удовольствием прочитаю. Хотите из последнего? Батюшка, не мучай: прочитай и отпусти нас на все четыре стороны. Хотите сказочку? Конечно, хотим, ведь все мы дети. Про козявочку. Кто-то говорит: «Батюшка, ну, зачем так натуралистично». Но это не та, которая из носа. У русских писателей, например, у Мамина-Сибиряка, есть прозаическая сказочка про козявочку. А у меня своя, оригинальная. Вот вам прозаическое вступление. Обещаю уложиться в три минуты.

Кто из нас не мечтает быть счастливым? Кто не томится от сознания глубокого несоответствия своего положения, состояния, жизненного жребия — собственной прекрасной мечте?..

Идут годы, меняются обстоятельства, появляются новые и исчезают старые друзья, а внутренняя драма остается неразрешенной...

Неужели НИЧЕГО НИКОГДА НЕ изменится к лучшему?!

Те, кто искренно об этом вопрошают, может быть, найдут ответ об этом в сказке батюшки Артемия про козявочку.

Жила — была козявочка лесная

В уютной однокомнатной квартире.

Радушие ее прекрасно зная,

К хозяйке милой в гости заходили

И залетали добрые соседи:

Комариков супружеская пара,

Жучок — пожарник на велосипеде —

Народу кружится в траве немало.

Букашки дом крепился на травинке,

Качавшейся от ветра, словно мачта,

Так, что на полках дребезжали крынки,

Как в трюме корабля, при сильной качке...

Шли годы, и букашка постарела.

Известно: время никого не красит.

Все немощнее становилось тело,

Друзья редели...

И в часы ненастья

Она перед пылающим камином,

Укутавшись, в молчании сидела...

А иногда, на старом пианино,

Играла вальс одной рукой несмело.

Порой ей вспоминался жук — пожарник —

Ухаживание, предложенье...

Она тогда (о, глупость!) отказала,

Смущенная его излишним рвеньем...

 

А за окном шел дождик, серый, скучный,

Былинки шелестели беспокойно.

"Моей любви уж никому не нужно,

Нет, видимо, я счастья недостойна..."

Позвольте мне прервать повествованье,

Читатели, на этой ноте грустной...

Оставив тихий уголок уютный,

К козявочке вернемся утром ранним.

2.

С восходом солнца новость облетела

Всех — от навозника до белой моли:

На городской опушке ставят сцену —

Театр "Цикада" прибыл на гастроли!

Пришло в движенье общество лесное —

Как пропустить открытие сезона?

Слепни на пьесу вылетели роем,

Улитка медленно ползла по склону...

Хотелось каждому блеснуть нарядом,

Козявочка не стала исключеньем.

Ну, разве грех себе доставить радость

И в кой-то веки выйти в свет из тени?

Комод родительский открыв скрипучий,

Любимый вынула жакет зеленый,

С трудом надела — подходящий случай —

Отшельницей весь май сидела дома!

Скатилась наземь со своей травинки

Козявочка, как в молодые годы.

Поправив ворот и стряхнув пылинки,

Отправилась... Ах, сколько же народа

Спешило к площади на представленье!

Вот муравьев большая вереница

Идет вперед без лени и сомненья,

А позади — столетняя мокрица.

В узорчатом камзоле жук — пожарник!

С супругой — полинявшей молью!

Мысль пронеслась: "О если б "Да"

сказала, —

Сейчас бы шел он под руку со мною..."

Задумалась глубоко героиня —

Вдруг сотряслась от страшного удара —

Улитка рожками боднула, и так сильно,

Что бедная козявочка... упала!

Дыханье пресеклось, в глазах лишь точки,

И шок от резкой, нестерпимой боли.

"Отбиты напрочь старческие почки!

Зачем я вышла из своей неволи?!"

- Платочек есть у кого-нибудь? Я переживаю. Кто интеллигентный? Козявочка… Благодарю Вас, Вы настоящий друг.

Улитка уползла, не обернувшись,

Лишь доносился звук ее ворчанья.

Встав на ноги, козявочка понуро

Пошла назад с прерывистым дыханьем.

Вползла с большим трудом в висячий домик,

Сняла жакет — надорван был он сбоку.

И со словами: "Горестная доля!"-

Заплакала — от немощи глубокой.

Плач незаметно перешел в молитву —

Букашка ближним милости желала,

Хотела, чтобы Бог простил улитку

И та добрее к насекомым стала...

Саднящее ребро прикрыв рукою,

Козявочка уснула нераздетой.

Душа ее исполнилась покоя,

Как это было в безмятежном детстве...

3.

А между тем, закончилась пиеса,

Утихли "браво", "бис", аплодисменты.

Пошли гурьбой все в направленье леса,

Воспоминая сильные моменты

Сценического действия... Внезапно

Потухло редкое лесное освещенье —

В кромешном мраке оказались лапы,

Усы, рога, подкрылки, оперенье!

И ненароком наступая на соседей,

Кляли судьбу ночные театралы:

"Нас ужин ждет и праздничные снеди,

А тут движенье на дороге встало!"

На повороте...мягкий свет забрезжил,

Он лился сверху, где качался домик —

Проулки и дорога в свете нежном

Были видны...

"Луна явилась, что ли?" —

Делился каждый собственным сужденьем...

Прощаясь мирно, жители гадали

О сущности чудесного явленья

И по калиткам быстро разбредались.

Признаюсь вам: та ночь была безлунна,

А свет все шел, струей скользя из окон...

Козявочка, мне помнится, уснула

Калачиком, похожей став на кокон.

Ушибленное место, рядом с сердцем,

Распространяло дивное сиянье!

Свет, проходя сквозь травяную дверцу

Лучами, на большое расстоянье

Стелился, словно веер по округе.

Его природа — кротость и смиренье.

Козявочка...и ныне ночью служит-

Как СВЕТЛЯЧОК — среди травы весенней...

(Утирает мнимые слезы; звучат аплодисменты).

Последнее слово относительно этих бумажных салфеток. Был такой случай: однажды Пикассо, человек широкий, но очень прагматичный, где-то во Франции в ресторане хорошо поел – условно, на сто франков, евро тогда не было. И вот пришло время платить. А он не был такой, как современные молодые люди в Липецке:

- Маша я приглашаю тебя в «Шоколадницу».

- Но мне нужно готовиться к зачету.

- Вот и подготовимся.

- Ну, хорошо, пойдем.

Пришли, сидят, заказал он Мохито, взяли по три шарика мороженного, он о чем-то высоком беседовал.

- А ты знаешь, что в Вестминстерском аббатстве вступил в брак Элтон Джон.

- Фу, какая гадость, давай сменим тему разговора.

- А я хочу как раз о браке поговорить.

И вот они поговорили о том, о сём. И он говорит:

- Сейчас я, можно, по уважительной причине отойду?

- Ну, вообще-то об этом не спрашивают.

И раз-раз-раз рябчиком по стеночке удалился туда.

Официант говорит: «Простите, мы уже закрываемся, можно расплатиться». Хорошо, выкладывает Маша свою стипендию, сейчас мальчик придет, дополнит. Пять минут, десять минут – запор у него, что ли... А он черным ходом вышел.

 

Пикассо был другой, все-таки расплачивался. Но у него не было денег. Случай не вымышленный. И он говорит: «Дайте мне ручку». (о. Артемий рисует на бумажном платочке). И создает такой натюрморт с подписью. А у официантки было какое-то чувство, что надо сохранить. Сохранила и через пять лет за три миллиона долларов она вот это продала


Разместите статью у себя на странице!
Распечатать

Комментарии


[url=http://bidameds.bounceme.net/drama/kniga-visshaya-matematika-v-uprazhneniy
ah-i-zadachah.html] [/url] [url=http://bidameds.bounceme.net/detskoe/nesmotrya-ni-na-chto-kniga-mark-makgi
nness.html] [/url] [url=http://ylemeq.bankibarnaula.ru/drama/kniga-pamyati-primorskiy-kray-tom-2.h
tml] 2[/url] [url=http://viguxi.bankibarnaula.ru/nauchno-obrazovatelnaya/kniga-dlya-chteniya
-po-angliyskomu-yaziku-biboletova-7-klass.html] 7 [/url] [url=http://lialatech.myftp.biz/voennie/yan-amos-komenskiy-velikaya-didaktika-k
niga-onlayn.html] [/url] [url=http://fawo.bankibarnaula.ru/detskie/kniga-nemetskiy-yazik-9-klass-sidoren
ko.html] 9 [/url] [url=http://fawo.bankibarnaula.ru/poeziya/kniga-pro-kota-boba-i-dzheymsa.html] [/url] [url=http://marrece.servehttp.com/voennie/1-kniga-tihiy-don-kratkoe-soderzhanie
.html]1 [/url] [url=http://cena.bankibarnaula.ru/fantastika/nina-ryahovskaya-begushaya-k-schas
tyu-kniga.html] [/url] [url=http://firsgosett.hopto.org/uzhasi-i-mistika/nina-pavlova-mihaylov-den-ele
ktronnaya-kniga.html] [/url] new millennium english 10 [url=http://phogicock.hopto.org/klassika/kniga-prava-rebenka-v-skazkah-narodov-
mira.html] [/url]
  • Нравится
  • 0

[url=http://nylan.bankibarnaula.ru/nauka/detskaya-kniga-o-puteshestvii-vo-vreme
ni.html] [/url] vtech [url=http://cojux.bankibarnaula.ru/kompyuteri-i-internet/tehnologicheskie-prots
essi-v-stroitelstve-v-10-knigah-uchebnik-obl.html] 10 [/url] [url=http://ryvyc.bankibarnaula.ru/nauka/ne-zapolnili-kassovuyu-knigu-chto-dela
t.html] [/url] [url=http://nylan.bankibarnaula.ru/religiya-duhovnost-ezoterika/angliyskiy-yazi
k-kniga-dlya-chteniya-6-klass-perevod-afanaseva.html] 6 [/url] [url=http://wiha.bankibarnaula.ru/psihologiya/sroki-otveta-na-knigu-zhalob-i-pr
edlozheniy.html] [/url] nokia mlm new round up 35- [url=http://paqy.bankibarnaula.ru/dom-i-semya/odnazhdi-v-skazke-ever-after-hay-
kniga.html] [/url] [url=http://xahul.bankibarnaula.ru/klassika/perevod-in-yaz-6-klass-kniga-dlya-c
hteniya.html] 6 [/url]
  • Нравится
  • 0

[url=http://contlunre.zapto.org/aszh-35-aktivator-szhiganiya-zhira/eko-slim-kup
it-v-apteke-v-lahdenpohe-sredstvo-dlya-pohudeniya.html] [/url] [url=http://onoluh.bankibarnaula.ru/prochee/chto-delat-esli-ne-dayut-zhalobnuyu
-knigu-rb.html] [/url] [url=http://ukurot.bankibarnaula.ru/nauchno-obrazovatelnaya/rechi-kotorie-izmen
ili-rossiyu-gandapas-kniga.html] [/url] [url=http://ipamyr.bankibarnaula.ru/romani/kniga-ucheta-kontrolya-za-kachestvom
-prigotovleniya-pishi-forma-33.html] 33[/url] [url=http://biwe.bankibarnaula.ru/prochee/lalaeva-serebryakova-formirovanie-lek
siki-i-grammaticheskogo-stroya-kniga.html] [/url] [url=http://xuvyj.bankibarnaula.ru/lyubovnie-romani/kniga-zamechaniy-i-predlozh
eniy-belarus-otveti.html] [/url] [url=http://iwigo.bankibarnaula.ru/priklyucheniya/atlant-raspravil-plechi-kniga
-1-ayn-rend.html] 1 [/url] [url=http://erefy.bankibarnaula.ru/nauchno-obrazovatelnaya/gdz-po-informatike-8
-klass-kniga-semakin-onlayn.html] 8 [/url] [url=http://worklipo.zapto.org/eco-slim-dlya-pohudeniya/plastir-ot-diabeta-v-ma
riinske.html] [/url] -35 2 4 3 [url=http://wigi.bankibarnaula.ru/lyubovnie-romani/luchshaya-kniga-o-zdorovom-o
braze-zhizni.html] [/url]
  • Нравится
  • 0
Ваше Имя:   Ваш E-Mail:  

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Введите код: